Михново, день четвертый. Воскресная школа: "Учить надо не детей, а всю семью"

Категория: Просвещение

Воскресная школа при михновской общине существует чуть больше двадцати лет. Она создавалась не столько для самой общины – почти монастырский образ жизни не предполагает постоянное проживание семей с маленькими детьми. Настоятель Скорбященского храма в Михново отец Леонид (Гайдукевич) 20 лет назад задумал школу как способ приобщить детей из окрестных деревень и их родителей к христианскому образу жизни. А заодно – и приоткрыть для мира общину, фактически закрытую в советские годы.

"Вы сейчас, как корабль, который у пристани нагружается сокровищами, которые будут питать вас всю жизнь, – один из михновских священников отец Иоанн Ковалев наставляет учеников воскресной школы. – Не забывайте, что образование – от слова "образ", так что стремитесь раскрыть образ и подобие Божие". "Будьте агнцами, а не козочками", – ласково добавляет отец Иоанн.

Начало учебного года в Михново

Начало учебного года в Михново

Новый учебный год в Михново нынче начался уже ближе к концу сентября, и неизвестно, сколько он продлится "вживую". Поэтому сразу договариваются, что с любыми признаками простуды в школу не приходить – беречь остальных. Но пока все начинается традиционно: с утра – воскресная литургия в Скорбященском храме, затем молебен в самой воскресной школе, обед и, вместо занятий, первое собрание. Обед – по-семейному: директор школы Владимир Иванович Тарханов приготовил котлеты, его супруга Исидора – борщ, а дети – сами испекли на десерт запеканку. Две старшие ученицы – две Маргариты – помогают и накрывать, и обслужить, и убрать со стола. Для них воскресная школа – фактически второй дом. Говорят, что родители их сюда привели чуть ли не в младенческом возрасте, а потому они, сколько себя помнят, помнят и воскресную школу.

Детей здесь делят на две группы: старшую и младшую. Ученики, как и положено, будут изучать Закон Божий, знакомиться с церковными праздниками и готовиться к ним: ставить спектакли и концертные номера. "Мы не просто их учим, мы тут живем единой семьей. Это школа христианской жизни, в которой и мы, и дети учимся друг у друга", – говорит Исидора (ее, в отличие от мужа, тут все называют только по имени и на "вы").

В общину не уходят, а приходят

Тархановы пришли в Михново благодаря отцу Леониду (Гайдукевичу), нынешнему настоятелю Скорбященского храма. Именно отцу Леониду пришла идея пригласить в общину офицера запаса Владимира Тарханова и его супругу Исидору – не просто сюда переехать жить, но и открыть первую в Михново воскресную школу.

"Когда мы с женой пришли жить в общину, то многие знакомые спрашивали: как так, вроде все у вас есть – хорошая квартира в старом городе, усадьба под Вильнюсом, вполне себе благополучные люди? А вы все оставляете и идете неизвестно куда… А мы даже не знали, что на это ответить. Сказать торжественно, что, мол, Господь призвал и мы откликнулись – это как-то театрально. В жизни же все гораздо проще, – рассуждает Владимир Иванович. – Понятно, что мы все действуем по Божьей воле. Но, с другой стороны, Господь действует через людей. И нас сюда привел отец Леонид. Мы с ним познакомились, когда он еще служил в храме в Рудамине. Когда мы впервые попали к нему на службу, увидели его, то поняли, что он воплощение слов "глаза – зеркало души". Его глаза буквально светились. И мы поверили сначала ему, а через него – и Господу".

 "Принято считать, что в монастыри уходят неудачники. Святейший же патриарх Алексий II говорил: в монастырь не уходят, и приходят. И к нам общину, которую в какой-то степени корректно сравнить с монастырем, тоже приходят – причем и профессора, и академики, и люди с высшим образованием", – говорит сын отца Леонида, отец Георгий Гайдукевич. Он не скрывает своего восхищения Владимиром Тархановым, спасшим, по его мнению, в январе 1990-го года Вильнюс от большого кровопролития. Сам же Владимир Иванович о своей биографии и о тех исторических событиях говорит сдержанно, просит не делать из него героя.

Родителей Тарханова в 1930-е годы сослали из Смоленской губернии в Сибирь. Он сам, закончив школу, поступил на физико-технический факультет Томского политехнического университета и, недоучившись в нем, поступил в военное училище в Кемерове. Служил в Минске. Потом поступил в Военную академию в Киеве. После академии его направили в Новосибирск военным представителем (специалист, которого министерство обороны направляет на военное производство для контроля качества продукции, выпускаемой именно для нужд военного ведомства – Delfi). В той же должности он был направлен затем в Подмосковье, а в конце 1989-го года, как раз когда в Литве началось движение за независимость, в Вильнюс.

"Когда войска привлекли для подавления мирного выступления народа за независимость Литвы, я выступил с обращением к офицерам и солдатам и сказал им, что мы принимали присягу защищать страну от внешних врагов, а не выступать в роли жандарма против своего народа, и призвал их не покидать казармы. Я обратился к ним не как руководитель военного представительства, а от себя лично – как российский офицер, – вспоминает Владимир Тарханов. – А потом в программе "Время" выступила Татьяна Миткова и сказала, что, по информации Генерального штаба, в Литве такого офицера нет. Мне тут же стали звонить родственники и знакомые и спрашивать, жив ли я вообще, все ли со мной в порядке. Тогда я обратился в парламент с просьбой дать мне выступить. Меня пригласили, я вышел на трибуну, показал свое удостоверение – доказательство того, что я действительно существую и служу. Тут же меня вызвали в Генштаб. Туда уже пригласили корреспондентов, чтобы я уже при них выступил и отрекся от того, что я говорил, что до этого, дескать, я не осознавал того, что говорил. Когда я отказался говорить, начальник управления дал мне бумагу и сказал: "Садись спокойно и напиши". Я сел и написал рапорт об увольнении. На следующий же день приехала комиссия. За день я сдал все дела и был уволен".

 Отец Георгий, считает, что в тот момент Владимир Иванович оказался единственным человеком в армии, обличенным высоким положением, который не испугался взять на себя ответственность и сказать, что недостойно выступать против людей: "Десантная дивизия стоит в Каунасе. Резервная танковая дивизия в Вильнюсе. Никто не знает, что делать. В умах брожение, ждут указаний. Начальник Западного округа, который находится в Риге, молчит. И когда выступил Владимир Иванович, то на его моральный выбор смогли опереться командиры всех частей. Я думаю, что благодаря его открытой позиции, множество и солдат, и гражданских людей остались живы. И за это он одним из первых в Литве был награжден Орденом Креста Витиса".

"Здесь будет школа"

Неудивительно, что выбор отца Леонида, который давно мечтал о создании в Михново воскресной школы, пал именно на Тархановых. "Батюшка долго к нам присматривался, а потом сказал: "Вокруг Михново много беспризорных детей из неблагополучных семей. Кто получится из этих детей? И всё это окружает нас. Владимир Иванович – вы офицер. Исидора – вы педагог. Давайте их притянем к себе и покажем, что есть другая жизнь", – вспоминает ту беседу Исидора, которая действительно была педагогом, но совершенно в другой области. Она преподавала в академии искусств интенсивный курс французского языка. На уговоры супругов ушло примерно полгода. Воскресная школа начала работать в 1999 году.

 Под воскресную школу отец Леонид первоначально предусмотрел свою келью размером 15 квадратных метров. В этой комнатке был поставлен и первый рождественский спектакль. "В самом конце нашего первого праздника батюшка сказал: "А следующее Рождество мы будем встречать в новой школе". Мы удивились, но поверили, конечно. А он через некоторое время привел нас в здание между двумя коровниками. Оно стояло полуразрушенное – как после бомбежки. Привел и радостно сообщил: "Вот здесь у нас будет школа", – не без улыбки вспоминает Владимир Иванович тот энтузиазм отца Леонида. – Мы были в шоке, но начали делать. Делали, делали… и действительно, следующее Рождество мы встречали уже в обновленном, пусть и не до конца, здании". Ради восстановления одноэтажного с мансардой здания под школу Тархановы продали свою усадьбу под Вильнюсом и полдома в центре столицы. Строить также помогали родители учеников, да и сами ученики – жители окрестных деревень.

Сначала накорми

Среди учеников оказалось и множество детей из неблагополучных семей – именно те дети, с мыслью о которых изначально создавалась школа. Некоторые из этих детей приходили сами, других буквально подбирали на улице, третьих ездили приглашать по домам в надежде вырвать их из тяжелой домашней обстановки.

 "Здесь недалеко деревня, в шести километрах. Мы узнали, что там в одной пьющей семье есть двое мальчиков и девочка, поехали к ним. Их мама, когда увидела нас, даже спрятала сына, чтобы мы его не украли, – смеется Владимир Иванович. Но в тот момент Тархановым было не до смеха. – Мы все же смогли уговорить отпустить детей к нам. А закончилось тем, что и сама мама стала самой верной помощницей в воскресной школе, даже жила у нас. Постепенно бросила пить и курить. Когда она умерла, ее отпевали у нас в храме. Она так изменилась, что батюшка во время отпевания про нее сказал: «Варвара – ты учитель жизни у нас". Перед смертью попросилась домой – "чтобы дети меня в последние дни моей жизни трезвой видели".

Начало учебного года в Михново

Начало учебного года в Михново

Владимир Иванович вспоминает, как однажды шел между Тургеляй и Михново и увидел в поле фигурку: "Сидит и что-то чертит на снегу: "Подхожу к нему: "Мальчик, ты что делаешь?". "Да так, ничего", – отвечает. А потом вдруг они у нас с братом оказались. Одному десять, другому чуть-чуть побольше. Оба пьяные. И чему удивляться, если ребенку вместо соски давали бычок, а вместо молока – алкоголь, чтобы он заснул. Одна из сестер сказала тогда Исидоре: "Смотри, твои пришли – пьяные". Исидора растерялась и побежала к батюшке: "Что с ними делать?". "А что они говорят?" – "Говорят, что есть хотят" – "Так, накормите их!" Исидора их привела, усадила, накормила. Так они в школе и остались. Потом один из братьев, стал самым послушным ребенком в нашей воскресный школе. Не успеешь фразу договорить – он уже бежит делать".

 Для детей из подобных семей учеба в воскресной школе начиналась не с Закона Божьего, а с элементарных навыков. "Некоторые из этих детей даже не могли нормально есть: глотали как утки – и их рвало. Их надо было приучать нормально жевать! Потом мы с ними вместе начали готовить еду и обсуждать, что именно и из каких продуктов мы это делаем. У них стали появляться мысли, они начали рассуждать. Так что изначально весь процесс был завязан на животе, а не на душе. Потом они узнали волшебное слово "пицца". Мы нашли множество рецептов, раздали каждому по одному, Владимир Иванович накупил ингредиентов – и стали готовить, параллельно рассказывая про Италию. Наелись пиццы – мода прошла. Потом переключились на грузинскую еду и, соответственно, Грузию. И так, за вкусной домашней едой и разговорами о разных культурах, постепенно расширяли представление этих детей о мире. Отец Иоанн даже надо мной посмеивался: "Что ты тут в школе ресторан открыла!"".

Объяснить, повторить и показать пример

Владимир Иванович подчеркивает, что для них с супругой было принципиально важно, чтобы в школе было ощущение семьи. Окормляли не только детей, но и родителей: вместе строили, вместе приводили в порядок огород. Одно время, по его словам, в здании школы проживало несколько семей: "У нас такие урожаи были, что мы мешками раздавали! А ход работ и обучение ненавязчиво шло. Наша "программа обучения" складывалась естественным образом: утро начинается с молитвы, потом зарядка, потом на родник батюшки Понтия, потом завтрак, занятия и все своим чередом, как в семье. У нас было твердое понимание, что все идет из семьи. И если нет порядка в семье, то никакая школа ничего не добьется. А уклад был полезен и для детей, и для родителей".

 "Воскресная школа дает навыки жизни, – дополняет его Исидора. – Привить навыки – это значит действовать последовательно. Я – педагог, дочь военного, Владимир – военный, поэтому мы к этой последовательности были подготовлены. Мы строго были воспитаны в детстве, хотя росли тоже в непростых условиях: я – на Дальнем Востоке, Владимир – в Сибири. Чтобы привить навыки, нужно не только объяснить и повторить, но и самим показать пример. Если мы им говорим, что утром надо встать на зарядку, то попробуй сам не встать. Призываешь обливаться холодной водой – попробуй сам этого не сделать!".

20-летняя история михновской воскресной школы бережно хранится в любительских фотографиях, разложенных по двум толстым альбомам. Здесь и снимки еще недостроенной воскресной школы, и фотографии, на которых запечатлены спектакли и танцевальные номера, и снимки, сделанные во время летних лагерей. Тархановы говорят, что в этих лагерях они как бы возрождали свое детство. Первые лагеря проводились тут же в Гаю.

Сергей, который переехал в общину из Беларуси в 1998-м году, стал активно помогать Тархановым в их начинаниях. Он рассказывает, что в начале 2000-х лагеря собирали по 60 человек, приходилось даже спать на столах и в коридорах. "В 2004 – 2005 году мы решили устроить лагерь под Яшюнами – в войсковых палатках, с готовкой на костре. Там можно было легко обустроить полноценный двухнедельный лагерь – лес сухой, проточная чистая вода, место идеальное. Родители не просто сдавали нам детей – они оставалась сами, да и еще и младших детей привозили. А были и те, кому тогда было под 18. Сегодня они уже и сами стали диаконами и священниками", – говорит Сергей. Следующей идеей, воплощенной также вместе, стал сплав на плотах по рекам Мяркис - Неман. Каждый год участники проплывали определенный отрезок, а на следующий год стартовали с места прошлогоднего финиша.

Бывших учеников не бывает

"Смотришь на эти фотографии и думаешь, какое же хорошее детство у нас было, – восклицает Артур Бабаян, в крещении Андрей. В воскресную школу в Михново он попал в шестилетнем возрасте – вместе со старшими братом и сестрой и мамой Татьяной Николаевной, учительницей русского языка и литературы, которую тоже пригласили преподавать в Михново. Сейчас Артур учится в магистратуре по специальности "Мехатроника и робототехника" и по возможности старается в воскресенье приезжать на службу в Скорбященский храм и заходить в гости в воскресную школу, где по-прежнему преподает его мама.

"А с 2012 года я стал михновским Дедом Морозом. Однажды мы даже придумали натянуть трос. Я заказал из Украины красивый костюм и спустился в нем почти "с неба". Эффект был невероятный! – рассказывает Артур. – Но поскольку в прошлом году я был сильно занят с учебой, то пришлось уступить свою роль Йонасу. Ему 13, и он высокий и худой. Так что Дед мороз у нас и был-то не старый, а сейчас и вовсе помолодел".

 Другая выпускница Ольга в этом году привела в воскресную школу на учебу свою старшую дочь, которой исполнилось пять лет. А дома, говорит, в деревне Михново, подрастают еще двое будущих учеников. Еще у одной мамы, Агаты, в школе, наоборот, доучивается младший сын: "У мужа родители живут здесь, в Тургеляй, а мы в Михновском храме венчались. Сначала жили в Вильнюсе и каждое воскресенье приезжали сюда с детьми. У нас трое мальчиков, и они все здесь выросли. А потом переселились под Рудамину – и ездить стало еще ближе. Так что Михново – это наш приход!".

И к этому тоже – через приход и воскресную школу сделать православную общину, фактически закрытую в позднесоветские годы, более открытой для мира – стремился отец Леонид, создавая воскресную школу в Михново.

Просмотров: 19