В доме царила атмосфера веры, любви и труда.

Викторова Евгения Николаевна

В день памяти святого мученика Валентина Доростольского, 7 мая (24 апреля по старому стилю) 2017 года, мы вновь встретились с Евгенией Николаевной Викторовой, правнучкой протоиерея Валентина Амфитеатрова (1836–1908), знаменитого московского священника, проповедника и духовника, настоятеля (с 1892 года) кремлевского Архангельского собора. Евгения Николаевна, с которой мы беседовали ранее (http://www.pravoslavie.ru/97004.html), рассказала о своей новой книге «Три века с отцом Валентином. Протоиерей Валентин Амфитеатров и его потомки», написанной в соавторстве со священником Сергием Матюшиным, и о своих родных.

 Я спала под иконами

– Мое детство прошло в нашем родовом доме, построенном в подмосковном селе Очакове моим дедом Василием Петровичем Викторовым 110 лет тому назад – в 1907 году. Здесь провел последний год своей жизни ослепший отец Валентин. Специально для него построили довольно длинную комнату, расставив вдоль стен стулья. Он передвигался, держась за эти стулья. К сожалению, 6 мая 1970 года дом в Очакове дотла сгорел вместе с рукописями отца Валентина. И папа, и мы все просили о помощи отца Валентина. И именно в день его рождения по его молитвам мы получили бумагу о том, что нам выдается ордер на двухкомнатную квартиру, в которой мы живем в Москве уже 46 лет, хотя нам собирались дать после пожара две комнаты в трехкомнатной квартире. Отец Валентин всегда с нами, помогает нам, любит нас. Вообще 6 мая – праздник великомученика Георгия Победоносца – это очень памятный день в нашей семье, когда происходили и трагические события, и счастливые. 6 мая 1947 года умерла моя сестра-двойняшка Машенька. Но 6 мая – это и день Ангела Александры Валентиновны – старшей дочери отца Валентина, и день свадьбы ее дочери Марии Евгеньевны.

Отец Валентин всегда с нами, помогает нам, любит нас

– В книге вы воссоздали удивительную атмосферу любви и дружбы, которая царила в мире старой московской интеллигенции – священников, ученых, художников, музыкантов. Перечислить всех невозможно, назовите хотя бы несколько имен.

– У отца Валентина был сын Александр (1862-1938) и три дочери. С них мы и начали свой рассказ. Это старшая дочь Александра (в замужестве Пассек; 1864–1942), средняя Любовь – моя бабушка (в замужестве Викторова; 1869–1932) и младшая Вера (1876–1948), которая не была замужем. Верочка всю жизнь была при отце. Когда он начал болеть и ослеп, Верочка стала его глазами и руками. Отдельная глава книги посвящена сыну Александру – прозаику, публицисту, литературному и театральному критику. В 1921 году он покинул Россию. Хотя Александр жил за границей и написал очень жесткое открытое письмо Ленину, милостью Божией, по молитвам отца Валентина, в нашей семье никто не был арестован. Господь сохранил нашу семью от репрессий, хотя в очаковском доме всегда открыто висели иконы. Я спала под иконами. Все знали, что мы верующие. Стоящий на горке вдали от деревни дом был неким оазисом веры посреди безбожного мира, от которого детей ограждали глубоко верующие взрослые.

Стоящий на горке вдали от деревни дом был оазисом веры посреди безбожного мира

После кончины батюшки Валентина в очаковский дом, где жила семья моей бабушки Любови Валентиновны, вышедшей замуж в 1902 году за Василия Петровича Викторова, переехала и младшая дочь батюшки, Вера Валентиновна. В конце жизни она болела теми же болезнями, что ее отец – у нее болели ноги, она страдала сердечными приступами и слепотой. Но она не унывала, была очень добрым и мудрым человеком. Ее мудрость покоилась на твердой вере и уповании на милосердие Спасителя и Матери Божией. Мои брат и сестра хорошо помнили Веру Валентиновну и звали ее баба Вава. Она учила с детьми молитвы и духовные стихи. И взрослые, и дети много молились, обязательно утром и вечером. Вера Валентиновна носила на груди деревянный крест отца Валентина.

Для нас, его потомков, очаковский дом – не только название или географическая точка на карте. Это целый мир нескольких поколений людей, которые исповеднически прошли через все скорби XX столетия. В доме царила атмосфера веры, любви и труда, к которому приучали и детей. Быт в доме был довольно скромный, а распорядок – строгий. В доме всегда любили поэзию, особенно Пушкина, Апухтина, Мея, Фета, Алексея Константиновича Толстого, Гейне, баллады Вальтера Скотта.

После революции, в тяжелые годы гражданской войны, мой дед Василий Петрович кормил 11 человек – свою семью и семью погибшего брата. Землю и прекрасный сад он передал колхозу, а дом удалось отстоять. Здесь в самые голодные годы царил дух бодрости и веры в Промысл Божий. В очаковском доме приветливо встречали, угощали и давали приют всем, кто к нам приезжал. В доме долго жила княгиня Шаховская, приезжала сюда и духовная дочь отца Валентина Анна Ивановна Зерцалова, скрывались здесь от гонений и другие христиане. После смерти батюшки Валентина моя бабушка продолжала вести обширную переписку с его духовными чадами, ставшими ее друзьями. Когда они приезжали, сестры Любовь Валентиновна и Вера Валентиновна старались духовно поддержать их и помочь им. Не раз бабушке приходилось примирять враждующих супругов, устраивать жизнь сирот. Она умерла 26 сентября 1932 года в 63 года. Дед умер 28 января 1947 года от воспаления легких. Их могилы тоже находятся на Ваганьковском кладбище.

Отец учил нас молитвам и Закону Божьему

– Как родилась идея написать книгу «Три века с отцом Валентином»?

– По молитвам батюшки, Господь дал мне замечательного супруга, но у нас нет детей, и некому передать память о тех людях, с которыми я встречалась, которых знала. Поэтому вместе со священником Сергием Матюшиным мы задумали книгу про батюшку и про всех, кто был с ним связан. В книге я пишу о том, что знаю из первых уст. Всю жизнь я бережно храню воспоминания и личные вещи, которые принадлежали отцу Валентину и членам его семьи. На презентации книги мы устроили выставку этих вещей.

– Расскажите о вашем отце.

– У бабушки с дедушкой родилось пятеро детей, но выжили три сына, первенец Борис и дочка Лиза умерли младенцами. Мой отец Николай Васильевич Викторов был средним сыном – между Дмитрием и Сергеем. Отец родился 110 лет назад, 7 апреля 1907 года, на Благовещение. Окончил географический факультет МГУ. С 1939 года и до выхода на пенсию проработал инженером-картографом на открывшейся в Москве Всесоюзной сельскохозяйственной выставке, которая позже была преобразована в ВДНХ. У отца была закрытая форма туберкулеза, поэтому он не был призван в армию. В годы войны он работал в колхозе, преподавал географию в очаковской школе. В 1931 году отец женился на моей маме Вере Николаевне Мальчевской. Молодые поселились на втором этаже очаковского дома. По желанию мужа мама, окончившая педагогический техникум, не работала, а воспитывала детей. Выросшей в интеллигентной дворянской семье маме в годы войны пришлось то работать учетчицей, то заведовать курсами трактористов. Когда я выросла, она пошла работать в Государственную библиотеку имени Ленина. Отец учил нас молитвам и Закону Божьему. Он был тверд в вере и нас воспитал в том же духе. Любил переписывать акафисты и обменивался ими с братом Сергеем.

В 1932 году у родителей родился сын Дмитрий, в 1934 году – дочь Люба, а в 1946 году – двойняшки – я и сестра Мария. Мы были поздними детьми, у нас с братом была разница в 14 лет. Я весила кило двести, Машенька была покрепче меня, но через полгода, 6 мая 1947 года, умерла, и маме врачи предсказывали, что и я умру. Но я выжила. После школы поступила во Всесоюзный юридический заочный институт. Работала во Всесоюзном научно-исследовательском институте проблем укрепления законности и правопорядка. Начинала работу как специалист. Позже стала младшим, а затем старшим научным сотрудником. В 1983 году защитила кандидатскую диссертацию. С 1990 по 2007 год была доцентом Московской государственной юридической академии. Сейчас на пенсии.

– На вашем семейном участке Амфитеатровых-Викторовых на Ваганьковском кладбище похоронены ваши родители. Они прожили долгую жизнь?

– Отец умер на 88-м году жизни, 3 января 1995 года, в день памяти святителя Филарета (Амфитеатрова), митрополита Киевского. Его большой портрет висел в нашем доме. После отпевания в храме Воскресения Словущего отца похоронили на Ваганьковском кладбище в могилу его родителей. Мама умерла 12 июля 1989 года, в праздник Всехвальных первоверховных апостолов Петра и Павла.

Про музыку из утюга и семейные журналы

– Евгения Николаевна, в вашей книге много интересного вы рассказываете и о том, как переплетаются в вашем роду фамилии Амфитеатровых, Викторовых, Чупровых, Грабарей и Мещериных. Обо всех узнают читатели вашей книги. А чтобы заинтересовать их, расскажите, пожалуйста, о ком-то из ваших родственников.

– Ровно 60 лет тому назад – в 1957 году – в студии Дома звукозаписи впервые осуществили запись коллектива, который через год получил легальный статус Ансамбля электромузыкальных инструментов под руководством Вячеслава Мещерина, народного артиста России, мужа Любови Николаевны, правнучки отца Валентина. Сначала в прессе фельетонисты критиковали это начинание: «Мещерин включил утюг, и из него звучит Первый концерт Чайковского». Но постепенно Ансамбль все больше завоевывал авторитет, и 40 лет тому назад, в декабре 1977 года, Ансамбль был приглашен для исполнения классической симфонической поэмы Скрябина «Прометей» знаменитым режиссером, народным артистом СССР Константином Ивановым. Незабываемые концерты Ансамбль давал в Кремлевском Дворце съездов, в Колонном зале Дома Союзов… Исполнение «Соловья» Алябьева на необычных инструментах создавало ощущение чего-то неземного, а небесное становилось реальностью. Не случайно Вячеслав Валерианович очень дружил с космонавтами. За 30 лет он записал 4 тысячи музыкальных произведений. Умер он 6 октября 1995 года. Похоронен на Ваганьковском кладбище в могилу Марии Евгеньевны Грабарь-Пассек.

– В вашей семье многие писали стихи. Некоторые опубликованы в книге. Писала стихи и ваша мама Вера Николаевна.

Обитатели очаковского дома участвовали в написании и оформлении семейных журналов

– К Пасхе и Рождеству Христову все обитатели очаковского дома, от мала до велика, участвовали в написании и оформлении семейных журналов – писали стихи, рассказы, рисовали. А 30 сентября, в день памяти святых мучениц Веры, Надежды, Любови и их матери Софии, в доме было сразу четыре именинницы. О нашем доме мама писала:

«Наш милый старый дом,
где вечером и днем
Скрип половиц звучал из ниоткуда…

А в темной проходной вставало
предо мной,
Сияя, Рождество – как будто сказка, чудо!

И лестница наверх
в наш терем там вела…»

А Любовь Валентиновна Викторова, 150-летие которой мы отметим 6 октября 2019 года, поместила в семейном Пасхальном журнале за 1922 год стихотворение:

«…В день Христова Воскресенья
Неприлично огорченье.

Терпеливо можно снесть,
Что не будем сладко есть.

Много есть иных утех:
Тает быстро зимний снег,

Все в сережках дерева,
Пробивается трава!

А Пасхальный перезвон?!
Каждый час вещает он

Радость чудную с небес,
Что Христос воскрес, воскрес!»

Любили в семье и музыку. Поэтому на презентации нашей книги на рояле прекрасно играла Рахманинова пианистка Наталья Терёхина, лауреат международных конкурсов. Она украсила вечер воспоминаний об отце Валентине и его родных, фотографии которых мы показывали на экране.

– 27 ноября 2017 года исполнится 80 лет со дня кончины мученицы Анны Зерцаловой, духовной дочери отца Валентина, расстрелянной на Бутовском полигоне в 1937 году.

– В нашей с отцом Сергием книге говорится и об этой замечательной женщине, которая не стремилась к замужеству. Но отец Валентин не поощрял стремление молодых девушек уходить в монастырь и благословлял их жить целомудренно в миру, чтобы трудиться во славу Божию на благо других людей. Так 20 счастливых лет и прожила под его руководством Анна Зерцалова – до самой смерти отца Валентина.

Чудеса прозрения слепых

– Меня поразил ваш рассказ о том, как Анна Зерцалова начала терять зрение, а по молитвам батюшки выздоровела.

– Анна Ивановна не обращалась к врачу, надеясь, что Бог исцелит ее Сам, если захочет. Отец Валентин грозно потребовал начать лечение, доктор ужаснулся, но из уважения к батюшке взялся лечить Анну Ивановну. Удалось спасти один глаз, а на зрачке другого появилось пятно, и читать ей было очень трудно – буквы прыгали во все стороны. Когда батюшка поручил Анне Ивановне прочитать молитвы из своего молитвенника, произошло чудо: буквы встали на место, и по благодати Божией болезнь была побеждена!

Младенец ворочался и стонал, но вдруг раскрыл глазки и начал озираться кругом

Хотя сам отец Валентин в конце жизни ослеп, на его могилке исцелялись слепые. В книге мы приводим такой случай: когда священник Димитрий служил панихиду, мать принесла и положила на могилку слепого малыша. Младенец ворочался и стонал, но вдруг раскрыл глазки и начал озираться кругом. Мать рыдала и рассказала всем, что сын родился слепым. Ей посоветовали отнести его на могилку отца Валентина и попросить отслужить панихиду. Все были поражены таким чудом!

Анна Зерцалова описывает и случай с 12-летней девочкой, отец которой случайно попал в глаз дочери ножницами. Девочка быстро ослепла, и отец в ужасе бросился в глазную клинику, но врач не дал никакой надежды на исцеление. Безутешный отец дважды так рыдал на могилке отца Валентина, попросив отслужить по нему панихиду, что и священник не мог удержаться от слез. Врачи в больнице сказали, что сделали все возможное, но медицина не в силах помочь. Отец и дочь долго плакали на могилке и молили почившего праведника о помощи, и вдруг девочка закричала: «Папа, я вижу!». Все были потрясены, узнав о чуде, и отец с дочерью поехали в больницу, чтобы засвидетельствовать о чуде докторам.

– 3 января нынешнего года я стала свидетелем еще одного чуда по молитвам батюшки. У моей знакомой Ирины очень болела нога. Обследование МРТ показало, что у нее грыжа позвоночника. Ирина – католичка. На Ваганьковское кладбище она впервые приехала на панихиду. После ее молитвы на могиле отца Валентина боль прошла очень быстро, так что в тот вечер Ирина впервые не пила таблетки. А на следующий день врач сказала, что у нее нет никакой грыжи. Так что отец Валентин помогает не только православным! Верю, что по милости Божией тысячи верующих скоро смогут молиться ему перед его иконой, читая акафист ему. Слава Богу за все!

– Этого ждут тысячи верующих. Хочется верить, что это произойдет уже в следующем году, ведь 2 августа 2018 года, в день памяти пророка Божия Илии, исполнится 110 лет со дня кончины протоиерея Валентина Амфитеатрова. Будем молиться, чтобы он был причислен к лику святых, как и его духовная дочь Анна Зерцалова, которая в 2000 году была прославлена в лике новомучеников и исповедников Русской Православной Церкви на Юбилейном Архиерейском Соборе. Очень горько, что до сих пор не причислен к лику святых ее духовный отец. Надо молиться об этом всем миром.

С Евгенией Викторовой
беседовала Ирина Ахундова
Фото автора

19 июня 2017 г.

pravoslavie.ru

Просмотров: 130