«Проводил подрывную деятельность, призывал, чтоб верили в Бога»

Протоиерей Иоанн Русанович. Бровары, 1918 г.

Памяти протоиерея Иоанна Русановича, замученного в застенках НКВД на Рождество Христово

 Несмотря на многочисленные истязания и пытки, протоиерей Иоанн Русанович не отрекся от веры и не сделал наговор на себя и ближних, поэтому его фактически убили на допросах за пять дней до окончания следствия. Случилось это в 6 утра 8 января (н.ст.) 1939 года, на второй день после Рождества Христова.

Род Русановичей имеет более чем 500-летнюю историю, среди его представителей – крупные землевладельцы, казачьи старшины, политические и религиозные деятели. Вторая половина XIX века и первая половина ХХ-го отмечены в истории села Гоголева (ныне Броварской р-н Киевской области) тем, что священниками в здешних храмах служили исключительно представители рода Русановичей.

Протоиерей Иоанн Русанович родился в 1875 году в с. Гоголеве в семье православного священника Симеона Русановича, настоятеля гоголевской церкви Рождества Пресвятой Богородицы. Второй сын отца Симеона Александр также был священником, служил в Свято-Троицкой церкви г. Бровары, а затем сменил отца в гоголевской церкви Рождества Пресвятой Богородицы, умер во время голода 1933 года. Сын отца Александра, Дмитрий, выпускник Киевской духовной семинарии, был расстрелян НКВД 26 мая 1938 года. Его дочь Татьяна Дмитриевна и передала нам материалы о брате своего деда – мученике протоиерее Иоанне.

Отец Иоанн организовал у себя катакомбный домовой храм, где тайно совершал богослужения

До 1906 года И.С. Русанович служил почтово-телеграфным служащим (с 1902 г. в Киеве). В 1906 году принял рукоположение во священника и служил в Петропавловской церкви города Бровары. В это время его брат отец Александр Русанович служил священником в Свято-Троицкой церкви того же города. После революционных лихолетий 1920-х годов и начала гонений на Православную Церковь отец Иоанн Русанович переехал в с. Плоское, где служил настоятелем местного приходского храма. Коммунистический режим и декларацию о лояльности советской власти 1927 года отец Иоанн не принял, считал себя «тихоновцем». В связи с гонениями на Церковь храм в с. Плоское был закрыт большевиками, и отец Иоанн нелегально перебрался в родное село Гоголев, в отцовский дом, где жил его брат священник Александр. Пережив искусственно учиненный большевиками голодомор и потеряв в эти страшные годы родного брата – священника Александра, умершего голодной смертью, отец Иоанн организовал в отчем доме катакомбный домовой храм, где нелегально совершал богослужения, крестил детей, проводил собрания верующих.

Протоиерей Александр Русанович с семьей на пороге отчего дома в с. Гоголеве

Протоиерей Александр Русанович с семьей на пороге отчего дома в с. Гоголеве

25 августа 1938 года стало началом восхождения на Голгофу отца Иоанна Русановича. Его арестовали по представлению начальника Броварского РО НКВД Кисиленко и с санкции прокурора Гринберга. Видимо, немаловажную роль сыграла и справка-характеристика за подписью тогдашнего председателя сельсовета, которая сохранилась в архивном деле № 18330-ФП.

Справка-характеристика председателя Гоголевского сельсовета, доносившего, что о. Иоанн тайно на дому совершал богослужения и крестил детей

Справка-характеристика председателя Гоголевского сельсовета, доносившего, что о. Иоанн тайно на дому совершал богослужения и крестил детей

Вот данные судебного дела № 89379, которые свидетельствуют, что, согласно ст. 54.10 УК УССР, на дому у отца Иоанна Русановича 25 августа 1938 года был произведен работниками НКВД обыск, в ходе которого у отца Иоанна изъято:

  • наперсный крест серебряный – 1;
  • ручной крест медный – 1;
  • бархатная камилавка (бархат старый) – 1;
  • палица – 1;
  • пояс – 1;
  • епитрахиль – 2;
  • крестильная купель – 1;
  • разных божественных книг – 53;
  • папка с адресами – 1.

На момент ареста отцу Иоанну было 63 года. В деле отмечено, что его супруге Антонине Александровне было 58 лет.

Палачи НКВД ставили перед собой задачу «выбить» из отца Иоанна признание в шпионской деятельности. Сразу скажем, что следствию это не удалось. Отец Иоанн оказался человеком-скалой. Его не сломили ужасные издевательства палачей-богоборцев, пытки и мучения. В тюрьме НКВД он вел себя мужественно, героически, с честью, даже поддерживал сокамерников, что подтвердил специально подсаженный к нему Н.Ф. Юрек, житель с. Туринцы Ржищевского района.

Допрос отца Иоанна проводил начальник Ржищевского РО НКВД сержант Карчевский. Благодаря его детальным записям в протоколе мы имеем возможность соприкоснуться с непоколебимым духом отца Иоанна. Временами его ответы звучат даже иронично: например, на вопрос, кто входил в подпольную контрреволюционную организацию, которой он будто бы руководил, отец Иоанн отвечал: «Арестованные и сосланные советской властью служители культа и сельские бабки».

Вот некоторые показания свидетелей и ответы отца Иоанна Русановича.

21 сентября 1938 года. Из протокола допроса Конаха Л.И., 1898 г.р., бухгалтера промартели «Красный ткач» с. Гоголева:

«Квартира Русановича была местом сборища контрреволюционеров с. Гоголева и попов из других сел – Плоского, Свитильного и других, фамилий я не знаю».

9 октября 1938 года. Ячник Я.Г., 1897 г.р., завхоз артели «Красный ткач» с. Гоголева:

«Русанович происходит из семьи служителей культа, попов и сам был попом. В начале революции был служителем культа в с. Плоское, а потом, приблизительно в 1928–1929 гг., прибыл в Гоголев, так как приход в Плоском был закрыт. В Гоголеве продолжал осуществлять религиозные обряды. Вызывали его в сельсовет, требовали подписку, что не будет совершать обряды.

Он говорил: “Советская власть напрасно закрыла церкви, ей не сегодня-завтра придется их открывать. Веруйте в Бога, ибо написано было на небесах, что иначе погибнете”».

9 октября 1938 года (очная ставка):

Ячник Я.Г.: «Проводил подрывную деятельность, призывал, чтоб верили в Бога».

Русанович И.С.: «Да, это подтверждаю, но в Гоголев прибыл не в 1928, а в 1934 году».

14 октября 1938 года. Из протокола допроса свидетеля Дейнеко А.Ф., 1893 г.р., с. Гоголев, контролера сберкассы:

«Русанович по своим убеждениям ярый монархист и большой антисемит. Распространял слухи о будущей войне. Его квартира была местом сборищ всевозможных контрреволюционных элементов, он устроил у себя дома нелегальную церковь, где проводил разные обряды. Я лично сообщал в сельсовет об этих фактах контрреволюционной деятельности Русановича».

Очная ставка:

Дейнеко А.Ф.: «Распространял контрреволюционные пораженческие слухи. Говорил, что на небе было написано: “Час расплаты наступит”».

Русанович: «Да, час расплаты наступит. Подтверждаю».

7 января 1939 года. Из показаний Логвиненко Ф.Р., 1906 г.р., кассира потребкооперации: «Крестил детей, является контрреволюционным человеком».

Вот другие выдержки из протокола допроса протоиерея Иоанна Русановича.

Из ответов отца Иоанна: «Да, я пробуждал религиозные чувства крестьян, говорил, чтобы верили в Бога, иначе погибнут»

Ответы И.С. Русановича:

«Советская власть не в состоянии перевоспитать сознание людей, она думает, что убьет религию в народе, но это неправильно, народ верил и будет верить. Вот возьмите перепись 1936 года: 75% населения записались верующими, а поскольку советской власти это невыгодно, будут проводить повторно, чтобы исказить истину».

«Да, я говорил, что мы живем в нищете, в голоде и холоде, а при этом у нас отбирают и нашу духовную пищу – церковь и веру, всячески ее преследуют. Да, подтверждаю, я говорил, что с этой властью придет диавол. Вот возьмите 1933 год. Тогда правительство специально устроило голод, чтобы умертвить 22 миллиона людей, об этом советская власть умалчивает, но народ помнит и не забудет».

«Да, я совершал религиозные обряды – крещения детей, чтобы они имели Божию защиту, совершал у себя дома молебны и богослужения и говорил о колхозах как о нежизнеспособной системе, что ведет к обнищанию колхозников. Да, я пробуждал религиозные чувства крестьян, говорил, чтобы верили в Бога, иначе погибнут».

Вопрос следователя НКВД: «В 1932 году вы говорили Савеленко Марте и Савеленко Ольге, что скоро к власти придет Гитлер».

Ответ: «Это и случилось».

Вопрос: «Вы уклоняетесь от дачи исчерпывающих показаний о вашей контрреволюционной деятельности. Вы, будучи арестованным, в камере проводили контрреволюционную деятельность. Рассказывайте об этом».

Ответ:

«Да, арестованные в камере интересовались, какое положение на свободе и что слышно, какая их ждет доля. На этот интерес я отвечал: Советский Союз ожидает та же доля, что Австрию и Чехословакию. Красная армия, безусловно, не сможет выстоять против техники и могущества Германии. Да, я говорил, что в СССР армия недисциплинированная, а техника слабая. Советская власть сама порождает себе врагов, она у крестьян забирает продукты, а ныне и промтовары мы поставляем в Испанию и Китай, все, что есть лучшего в стране, отправляем туда, а сами сидим голодные и ободранные».

«Да, я говорил, что Германия собирается напасть на Советский Союз, а наша армия не способна дать отпор, комсостав также неквалифицированный, вот хотя бы такой факт: советское правительство обратилось с просьбой в Маньчжурию к офицерам царской армии, чтобы они возвращались в Россию командовать Красной армией, а из этого выходит, что не сегодня-завтра война. Арестованные, которые меня слушали, относились ко мне с полным доверием, особенно по вопросам о международном положении».

Вопрос: «Вы говорили Волошину Александру, Строкач Дарии, Какун Марии, что советская власть вечно существовать не будет?»

Из ответов отца Иоанна: «Нас вспомнят и оправдают. Час расплаты наступит – так написано на небесах»

Ответ:

«Да, при совместном чтении газет я говорил об этом. Подтверждаю, я говорил, что когда-то к власти придут культурные и грамотные люди, они вспомнят нас и оправдают. Час расплаты наступит – так написано на небесах».

Как видим, поведение отца Иоанна на допросах твердое, исполненное высокого достоинства и глубокой веры, а его слова – пророческие…

Из обвинительного вывода 9 октября 1938 года:

«В Броварской РО НКВД поступили данные о том, что житель с. Гоголев Русанович Иван Семенович проводит подпольную контрреволюционную деятельность. На основе этих данных 25.08.1938 г. Русанович И.С. был арестован и привлечен к уголовной ответственности. Следствием по этому делу установлено, что Русанович является служителем культа – попом старославянской монархической ориентации, проводил контрреволюционную деятельность. Пробуждая религиозные чувства населения, вовлек в свою группу служителей культа Квятковского Василия, с. Свитильное, Платонова Феодосия, с. Русанов, Погребовского, с. Лемеши Козелецкого р-на, Полянского Гавриила, с. Гоголев, казначея потребсоюза (которые все осуждены).

Каждое воскресенье под видом молебного служения собирал у себя дома верующих из окрестных сел, таких как Крикун Агафон, Борисполец Уляна Давидовна, Шевель Евфимия, Осьмак Христина, все из Гоголева, Павелко, Луста Роман и другие.

В 1932 году он говорил Волошину Александру, Строкач Дарии, Какун Марии, чтобы верили в Бога. Вел разговоры с жителями села Гоголев Савеленко Мартой и Ольгой об этом же.

Находясь в камере, Русанович проводил контрреволюционную религиозную пропаганду. Его антисоветская деятельность подтверждается показаниями свидетелей и очными ставками».

Последние допросы отца Иоанна проводились уже в самой камере, поскольку подсудимый после многочисленных истязаний и избиений не мог ходить. Вот записи об этом от 27 декабря 1938 года и 3 января 1939 года: «Заключенный Русанович И.С. идти на допрос не может».

Поскольку отец Иоанн категорически отказывался на допросах называть имена своих единомышленников и давать показания о них, чекистские палачи пытали его с изощренной жестокостью. Отцу Иоанну в тюрьме НКВД искалечили ноги, однако духовно сломить его так и не удалось: он не оговорил себя и не выдал ни одного из своих единомышленников.

7 января, на Рождество Христово, состоялся последний допрос в жизни отца Иоанна: в камере ему устроили очную ставку с кассиром гоголевской потребкооперации Логвиненко Ф.Р., который подтвердил крещение детей. Других доказательств не было. Очевидно, сотрудники НКВД их так усиленно «добывали», что на следующий после Рождества Христова день – 8 января 1939 года – в 6 часов утра протоиерей Иоанн мученически скончался. Это засвидетельствовано такой записью в деле:

«Секретно. Начальнику 1-го спецотдела УДБ КВУ НКВД. Сообщаем, что арестованный Русанович Иван Семенович, который числится за вами, умер в больнице тюрьмы г. Киева 08.01.1939 г. Труп подлежит вскрытию, после чего акт вам будет выслан дополнительно.

Приложение: копия акта о смерти.

Начальник тюрьмы г. Киева лейтенант Д.Б. Якушев»

Интересно, что самого акта о смерти в деле нет.

Одна из многочисленных справок свидетельствует, что вещественных доказательств по делу нет. Срок рассмотрения дела – до 13 января 1939 года.

Поскольку несгибаемый отец Иоанн Русанович, несмотря на многочисленные истязания и пытки, так и не сделал наговор на себя и других, его фактически убили на допросах за пять дней до окончания следствия.

В центре родной брат о. Иоанна о. Александр Русанович, второй слева – сын о. Александра и племянник о. Иоанна Д.А. Русанович, расстрелянный 26 мая 1938 г.

В центре родной брат о. Иоанна о. Александр Русанович, второй слева – сын о. Александра и племянник о. Иоанна Д.А. Русанович, расстрелянный 26 мая 1938 г.

Ранее, 26 мая 1938 года, в застенках НКВД был расстрелян племянник отца Иоанна – выпускник Киевской духовной семинарии Д.А. Русанович.

Их тела предположительно были зарыты на «спецучастке НКВД УССР» в Быковнянском лесу близ Киева.

Выписка из акта тройки УНКВД Киевской области о приговоре Д.А. Русановича к расстрелу

Выписка из акта тройки УНКВД Киевской области о приговоре Д.А. Русановича к расстрелу

Как известно, на этот спецучасток в Быковнянском лесу, огороженный высоким забором и колючей проволокой, с 5 августа 1937 года по 17 сентября 1941 года каждую ночь свозили из Киева тела «врагов народа», расстрелянных в тюрьмах НКВД. Убитых загружали после полуночи на «полуторки» и под охраной тайно привозили сюда, сбрасывали в предварительно вырытые ямы и засыпали известью и грунтом.

По далеко не полным данным, на территории «спецучастка НКВД УССР» в Быковнянском лесу в 1937–1938 годах было зарыто в «братских могилах» не менее 30–35 тысяч расстрелянных жителей Киева и области, а также более 3,5 тысяч иностранных граждан. Другие исследователи считают, что здесь погребено около 100 тысяч жертв.

«Спецучасток НКВД УССР» в Быковнянском лесу является наибольшим захоронением среди подобных на территории Украины, а также входит в тройку наибольших массовых захоронений жертв сталинских репрессий в бывшем СССР наряду с Катынью и Бутово.

Сергей Шумило, Мария Овдиенко

19 января 2018 г.

Просмотров: 360