«Проповедник Христовой правды»

Протоиерею Валентину Свенцицкому довелось жить в эпоху, когда мученически нелегко было не идти на уступки с совестью. В эпоху, когда за духовную свободу приходилось расплачиваться годами ссылки. Но он не шёл ни на какие уступки. Философ, богослов, прозаик, драматург и публицист, отец Валентин сам наиболее ясно сформулировал свой жизненный принцип, от которого не отступал никогда: «Пред Богом смирись – пред злом будь непоколебим. Себя не утверждай, но во имя добра будь пламенен и дерзновенен».

Земной путь протоиерея Валентина Свенцицкого завершился 20 октября 1931 года.

Начало пути

Валентин Свенцицкий родился 30 ноября 1881 года в городе Казань. Он происходил из дворянской семьи, но поскольку его отец не смог оформить развод с первой супругой, Валентин был признан незаконнорожденным ребёнком. Мать мальчика была православной, отец – католиком.

Во время обучения в Казанской мужской гимназии значительное влияние на Валентина оказал законоучитель гимназии священник Алексий Молчанов, впоследствии ставший епископом, Экзархом Грузии. В пятнадцатилетнем возрасте в жизни Валентина происходят изменения – его семья переезжает жить в Москву. Здесь он учится вначале в 1-ой Московской классической гимназии, затем – в частной гимназии Креймана.

В кругу интеллигенции

В 1903-м году Валентин поступил на историко-филологический факультет Московского университета. В кругу его друзей в это время оказываются кн. Евгений Трубецкой, Сергей Булгаков, Павел Флоренский, Николай Бердяев. В 1905-м году Валентин Свенцицкий, увлекшись идеями христианского социализма, а также народничества, выступает одним из создателей нелегального «Христианского братства борьбы», в которое также входили Владимир Эрн, Павел Флоренский, Александр Ельчанинов. Он также участвовал в работе «Религиозно-философского общества памяти Вл. Соловьева».

В период с 1905 по 1908 годы Валентин Свенцицкий активно выступает с лекциями и докладами не только в Москве, но и в Петербурге, публикуется в журнале «Новая земля». Благодаря своему дару слова, умению притягивать к себе внимание публики он очень быстро стал известен в кругах столичной интеллигенции. Тогда же публикуются и первые литературные произведения Валентина: «Второе распятие Христа», «Антихрист, или Записки странного человека». Пишет он также пьесы, которые ставились в театрах.

Духовный кризис

В 1908-м году Валентин Свенцицкий был исключён из Религиозно-философского общества по причине внебрачных связей (он имел двух незаконнорожденных детей), в чём признал свою вину. Вслед за этим наступает глубокий духовный кризис в его жизни, сопровождавшийся полным переосмыслением всех своих взглядов.

В 1909-м году он уезжает во Францию, скрываясь под чужим именем от своих прежних знакомых. В результате глубоких и болезненных исканий он отказывается от идей социализма и решает полностью посвятить себя Церкви.

В результате глубоких и болезненных исканий он отказывается от идей социализма и решает полностью посвятить себя Церкви

В Россию Валентин Свенцицкий вернулся в начале 1910-х годов. Сразу по возвращении он отправился на Кавказ, где жили монахи-отшельники, желая приобщиться их духовному опыту. Результатом поездки стал выход книги «Граждане неба. Мое путешествие к пустынникам Кавказских гор».

Священство

Решающее значение для Валентина Свенцицкого имела поездка в Оптину пустынь, где он познакомился со старцем Анатолием (Потаповым), который впоследствии стал его духовным отцом. Желание посвятить себя всецело служению Христу было настолько сильным у Валентина, что он даже просил благословение у отца Анатолия на монашеский постриг. Однако старец указал ему иной путь – путь священства.

В 1917-м году Валентин Свенцицкий женился на Евгении Красновой, дочери священника, с которой познакомился ещё в 1911-м году. В сентябре 1917 года митрополит Вениамин Петроградский рукоположил его во священники. Хиротония состоялась в Иоанновском монастыре Петрограда, где находились мощи праведного Иоанна Кронштадтского.

В период Гражданской войны отец Валентин сразу же попал на фронт в качестве проповедника в Добровольческой армии. По окончании войны в 1920-м году он оказался в Москве, где, не имея своего прихода, служил и проповедовал в разных храмах. Часто отец Валентин сослужил Патриарху Тихону, которого очень высоко ценил и любил. Весьма уважительно относился к отцу Валентину и сам Патриарх, считая его совестью Российской Церкви.

Первая ссылка

Смелость и бескомпромиссность в деле защиты веры – это были главные черты проповеднического духа Валентина Свенцицкого. В своих проповедях он открыто выступал с острой критикой церковного обновленчества, за что вскоре должен был и пострадать.

Смелость и бескомпромиссность в деле защиты веры – это были главные черты проповеднического духа Валентина Свенцицкого

В 1922-м году последовал первый арест отца Валентина и заключение в Бутырскую тюрьму. Здесь ему довелось делить одну камеру с известным духовным писателем Сергеем Фуделем. Далее последовал приговор – ссылка в Таджикистан. В городе Педжикенте отец Валентин провёл три года. Вернувшись из ссылки в 1925-м году, он стал служить в храме Священномученика Панкратия возле Сретенки.

«Никола Большой Крест»

Во время паломнической поездки в Дивеево о. Валентин удостоился встречи с блаженной Марьей Ивановной, от которой он узнал, что вскоре будет переведён в новый храм – Святителя Николая на Ильинке. Предсказание сбылось. Это был 1926 год. О. Валентин получил перевод в Никольский храм (другое название – «Никола Большой Крест») на Ильинке. Благодаря пастырским трудам о. Валентина здесь удалось создать крепкую общину с традицией частого причащения Святых Тайн. В этот период священник активно развивает идею «монастыря в миру», которая подразумевала духовное отстранение от мирской суеты путём молитвенного подвига.

Вторая ссылка

Декларация митрополита Сергия (Страгородского) «Об отношении Православной Российской Церкви к существующей гражданской власти» от 29 июля 1927 года вызвала резкий протест и неприятие у о. Валентина. Он категорически выступал против лояльности Церкви советской власти и написал письмо митрополиту Сергию. В этом письме о. Валентин сообщал, что не признаёт его епископства и порывает с ним каноническую связь.

Он категорически выступал против лояльности Церкви советской власти

За несогласие с Декларацией протоиерей Валентин Свенцицкий был повторно арестован в апреле 1928 года и сослан в Сибирь. Ссылку он отбывал в деревне Тракт-Ужет под Тайшетом. Здесь он пишет наиболее значительный свой труд – книгу «Диалоги».

Смерть после покаяния

В 1930-м году у о. Валентина была обнаружена каменно-почечная болезнь. В страшных мучениях он провёл около года. Незадолго до смерти он написал покаянное письмо митрополиту Сергию (Страгородскому). Получив полное прощение от митрополита Сергия, о. Валентин мирно упокоился о Господе 20 октября 1931 года.

Похоронен о. Валентин был возле храма на Пятницком кладбище Москвы. В 1940-м году, в связи с ликвидацией Пятницкого храма, его останки были перезахоронены на Введенском (Немецком) кладбище.

Мысли и поучения

О Церкви

Церковь Христова – купель, всегда и для всех дающая исцеление. Почему же так мало больных, желающих исцелиться? Церковь исцеляет тех, кто весь отдаётся Христу. А мы хотим исцеляться, погружая в жизнь церковную лишь малую часть нашей души.

Церковь проходит тот же путь, который прошёл и Спаситель на земле, проходит путь голгофский. И не только внешние испытания, которые постигают Церковь, но и многие внутренние её скорби могут смущать человеческие души так же, как могли смущать страдания Христовы Его учеников.

Всякое событие, которое служит обмирщению Церкви, должно рассматриваться как церковное бедствие. Всё, что утверждает Церковь Христову как Царство «не от мира сего», всё есть великое церковное благо.

Самый страшный враг наш не тот, который себя именует врагом и открыто, как враг, нападает. Враг страшен тот для Церкви, который имеет вид Ангела света.

Ни один мудрец не может дать то, что даёт христианство; немало написано мудрых книг, но только одно Евангелие может переродить душу.

О любви

Любовь христианина – Голгофа, распятие плоти своей во имя вечной духовной правды.

Когда нет в сердце любви, оно кажется пустым, а жизнь – беспросветно тяжёлою. Озлобленность наша нас самих пригибает к земле.

Для того чтобы по-настоящему простить обиды, надо, чтобы в сердце была любовь.

Но достигнуть состояния любви – дело всей нашей жизни!

Любовь – это есть состояние души человеческой; когда душа пребывает в этом состоянии любви, она всегда найдёт, кого пожалеть, и всегда научит, как помочь.

О спасении

Чтобы спастись, живя в среде мирской, злой бесовской стихии, надо опираться не на свои силы, а на силу Божию.

Не слава и блеск, не гордость и величие делают человека близким Господу. Ему близки смиренные, простые души.

Найти узкий путь к Истине можно только с помощью Божией. А эта помощь даётся в молитве.

Нищету духовную надлежит иметь, чтобы вошла в человеческое сердце благодать Божия… Нищета духовная – это есть всецелое, всем своим существом, всею душою, всем разумением своим отдание себя воле Божией.

Мы должны жить, всё время устремляя внутренний взор на то главное, что должно нашу веру утверждать, и тогда то, что нам кажется колеблющим её, отойдёт в сторону.

Учить жизни надо жизнью.

Читайте Евангелие сердцем, и вы узрите там истинное величие.

Божественная Евхаристия есть начинающееся воскресение мёртвых.

Радость и истинное счастье зависят не от меняющихся, как тени, преходящих внешних обстоятельств жизни, а от того, что мы носим в своей душе, в своём сердце.

Смысл человеческой жизни должен быть связан с вечностью, и смысл мировой истории также связывается с вечностью. Только вечное может дать смысл и оправдание временному в отдельной человеческой жизни, и только вечное может дать смысл и оправдать всю мирскую жизнь.

О скорбях

Для кого жизнь – не бессмысленное чередование удач и неудач, наслаждения и горя, а великая работа Господня для достижения нашего спасения в Царствии Божием, для того все скорби имеют иное значение.

Конечная цель – Царствие Божие – ставит их на надлежащее место, они встают в порядок, как по краям жизненного пути, и открывается тернистая, но верная дорога ко спасению. Скорби становятся уже не горем только, но испытанием, искушением, назиданием.

Болезни и скорби – не всегда возмездие за грехи. Посылаются они ещё и для того, чтобы «явились дела Божии».

Испытания указывают нам на забытые нами пути к вере: отречение от своей воли и гордости разума, борьбу со страстями и молитву.

Для того чтобы просветлеть разумом, надо просветлеть сердцем, а для этого надлежит сознать, что все испытания, которые мы несём, – это наказание за нашу преступную перед Господом жизнь, надо принять все эти испытания как путь, ведущий к церковности, и начать наконец жить так, как учит Святая Церковь.

Болезни – порождение греха. Но они должны быть пережиты каждым из нас во спасение и очищение души. Немощи телесные укрепляют в нас веру в духовность нашу.

Когда мы надеемся, уповая на Господа, что Господь избавит нас от телесного недуга и восстановит нам временное наше земное бытие, мы как бы переживаем здесь прообраз воскресения из мёртвых. Посему болезнь, пережитая не по-мирскому, не как ненужное,

досадное несчастье, а как милость Божия, посылаемая для нашего спасения, для нашего утверждения в вере, в любви, в терпении, в надежде, в постоянном уповании на Господа, – так пережитая болезнь возрождает и воскрешает наш дух.

О крестоношении

Путь христианский – путь мученический. Христианин всегда мученик, всегда крестоносец. Отказ от мученического пути – это всегда есть отречение от Христа.

Наше исповедничество должно начинаться с повседневной жизни, а не только тогда, когда поставят нас перед владыками и царями. Жизнь – это крестный путь, который Господь наш Иисус Христос обещал ученикам Своим.

Господь нас научает: дорога спасения есть крестоносная дорога. И этот крест – не только тогда, когда мы терпим гонения и мучения. Не многие удостаиваются мученического венца в этом смысле. Но вся жизнь христианина, который рассматривает скорби не как земную печаль, а как путь ко спасению, вся жизнь его – крестоношение.

Отношение мира к христианам – это есть отношение мучителей к мученику, и каждое должное движение христианина в миру есть мученичество. Вся жизнь христианина – распятие. Распятие внутреннее, ибо там мы распинаем свои страсти.

Думать, что можно быть христианином в миру, не чувствуя действия меча Христова, рассекающего беспощадно наш внутренний строй и всю нашу жизнь, – это значит жить лишь мечтой о христианстве, а не думать о своём часе смертном и о спасении.

Для того чтобы войти в славу Божию, надо сначала сделаться сопричастником Христовым страданиям.

Марина Чижова
20 октября 2019 г.

Источник: pravoslavie.ru/124770.html

Просмотров: 11