«Мертвый я для вас буду еще страшнее, чем живой!»

29 сентября / 12 октября Церковь чтит память священномученика Иоанна (Поммера). Это всегда огромная радость, почитать ли письма или проповеди этого святого, окунуться ли в стихию его светло-яростной и мощной борьбы при чтении каких-то житийных сцен. Как он умел обличать с трибун Латвийского Сейма (парламента)! Ему и противостоять было невозможно. Но берем ли мы опыт наших новомучеников и исповедников на вооружение? Молимся ли им, чтобы побеждать?

Первый латышский, а также всероссийский святой

Янис Поммер, будущий священномученик Иоанн Рижский († 1934), родился в семье православных латышей. Еще его прадед, приняв, как его в том обвиняли, «русскую веру», претерпел множество издевок, так что его даже не позволили похоронить на местном кладбище (оно было лютеранским). Предав его тело земле за околицей, любящие его земляки насыпали курган и установили православный восьмиконечный крест. Местные власти этот крест снесли…

Православная семья Поммеров еще не раз оказывалась за веру гонима – и это была та обстановка, в которой рос будущий священномученик, ставший вообще первым латышским святым (у католиков нет ни одного святого латыша, а лютеране, как известно, святых вообще не признают).

Священномученик Иоанн при всей его преданности Русской Матери-Церкви и лично святителю Тихону, Патриарху Московскому, явил вселенскость Православия, его возвышающуюся над национальными распрями и церковными расколами крестную силу.

Семинарию будущий священномученик окончил в Риге (Латвия), в духовную академию поступил в Киеве (Украина), где по благословению святого праведного Иоанна Кронштадтского (Россия) принял монашество. Преподавал в Чернигове (снова Украина), в Вологде (Россия), в Вильне (Литва). После хиротонисан во епископа Слуцкого – викария Минской епархии (Беларусь), потом архипастырствовал на ряде кафедр в России: Таганрог, Тверь, Пенза – здесь усмирил «путятинскую смуту», на которой советская власть отрабатывала технологию обновленческого раскола, примененную потом для разорения Церкви в масштабах всей страны.

Именно в Пензе священномученик Иоанн состоялся как святой всероссийского значения

Доктор церковной истории иерей Александр Мазырин отмечает, что в церковном календаре священномученик Иоанн именуется Рижским и служба ему акцентирует именно латвийский период его служения. Это и понятно, ибо служба была написана в Латвии, и принижать значение священномученика Иоанна как первого латвийского предстоятеля и вообще первого латышского святого нельзя. Но все-таки топонимы Рига и Латвия встречаются в службе десятки раз, в то время как та же Пенза – всего один раз наряду с другими городами: Минском, Таганрогом, Тверью. Между тем, как отметил отец Александр, именно в Пензе священномученик Иоанн состоялся как святой всероссийского значения. Его опыт противостояния направляемой богоборцами внутрицерковной смуте, полученный в Пензе, помог позже уже всей Русской Православной Церкви в борьбе с расколом обновленчества.

Священномученик Иоанн был первым, кто внес решающий вклад в борьбу с этим провокативным явлением. Как архипастырь он, конечно, Рижский, – уверен церковный историк, – а вот как священномученик – прежде всего Пензенский.

«Может быть, это даже стоило бы и в службе отразить, – говорит отец Александр, – и точно так же, как принято у нас именовать святителя Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского двойным титулом, хотя Шанхай и Сан-Франциско далеко отстоят друг от друга и никак не связаны, возможно, также и священномученика Иоанна правильнее было бы именовать Пензенским и Рижским».

Тот, от кого с самого детства не скрывали правду, стал святым

Тем более что ныне в Пензенской митрополии пензенский период служения священномученика Иоанна (Поммера) постоянно изучается, многие факты уже реконструированы. С разных сторон он раскрывается в исследованиях правящего архиерея митрополита Серафима (Домнина) и начальника юротдела Пензенской митрополии, доцента Пензенского государственного университета (ПГУ) Киры Георгиевны Аристовой.

Кстати, ее мама еще в советские времена, когда это было отнюдь небезопасно, получала из Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле посылки с православной литературой: в основном это было Священное Писание, молитвословы, акафистники, ноты… Но вот однажды за год до рождения Киры – в 1984-м – среди присланного оказалась тоненькая брошюрка о священномученике Иоанне (Поммере), и когда Кира, уже студентка исторического факультета, выбирала себе тему диплома, она, порывшись дома в книгах, нашла это послание из Русского Зарубежья и посчитала его промыслительным…

Есть в Пензе и научное сообщество историков-краеведов во главе с Александром Игоревичем Дворжанским и его сподвижником Сергеем Владимировичем Зелевым, около 20 лет работавших над Пензенским мартирологом пострадавших за веру Христову. Их соавтор по этому труду – протоиерей Владимир Клюев, назначенный некогда на стройку храма, посвященного новомученикам, теперь уже настоятель Патриаршего подворья при храме Собора новомучеников и исповедников Российских в Новокосино г. Москвы. Несколько лет назад их совместный объемный труд под общим названием «Праведный верою жив будет» был издан. В мартиролог включено более 2200 имен пострадавших. Это начинание продолжают молодые исследователи ПГУ и Пензенской духовной семинарии.

Обширная работа ведется и с учителями, которым епархия оказывает консультативную и методическую помощь в разработке уроков, посвященных новомученикам, а также стендов, школьных музеев, приходских экспозиций, принципиально создаваемых руками самих детей из принесенных ими фотографий умученных, пострадавших дедушек-бабушек, из собранных самими же учениками фактов семейного предания. Разрабатываются паломнические маршруты в места памяти новомучеников пензенских и всероссийских – в том числе пензенская молодежь до ограничительных мер, связанных с коронавирусом, неоднократно посещала Бутовский полигон.

Каждый из нас может найти среди новомучеников и исповедников кого-то сродного себе – личностно близкого

Да и из взрослых ведь каждый может найти среди новомучеников и исповедников кого-то сродного себе – личностно близкого: или по роду профессии, или просто жившего на соседней улице или в селе, откуда ты родом. Хотя среди умученных-расстрелянных были, оказывается, и дети… На том же Бутовском полигоне расстреливали и подростков за какую-нибудь всего лишь буханку хлеба, утащенную с голоду. А сколько горя и издевательств пришлось хлебнуть и оставшимся в живых детям убиенных, объявленных «врагами народа».

Но вот, кстати, от отрока Яниса Поммера вся правда гонений на его семью не скрывалась, и ему еще в детстве точно так же доставалось от неправославного или безбожного окружения – и он в итоге стал святым…

Новомученики в долгу не останутся

А история нашей страны в XX веке такова, что в каждом населенном пункте, практически в каждой семье по какой-либо из родственных линий, даже среди многих отступивших, все равно найдется кто-то, так или иначе связанный с опытом новомучеников и исповедников, явленных или неявленных, но ведомых Богу. Хотя бы просто из человеческой жалости помогавший им. А кто принимает праведника, во имя праведника, – известно, – получит награду праведника (Мф. 10: 41). Как важно восстанавливать всю эту живительную связь истории.

В той же Пензе владыка Серафим благословляет на каждом приходе молиться не только прославленным местным святым, но и обязательно поминать за Литургией и на панихидах непрославленных страдальцев, ранее бывших прихожанами этого храма по факту рождения или уже по дальнейшей своей жизни, служению…

Вот, к примеру, священномученик Павлин (Крошечкин; † 1937) был родом из районного центра Мокшана. Когда мальчик тяжело заболел, мать дала обет съездить на богомолье в Саров, там поправившийся отрок попросился в монахи. Потом он был насельником многих прославленных обителей, пока, параллельно учась в Московской духовной академии, не оказался в московском Новоспасском монастыре, где и стал впоследствии наместником. После он, приняв епископский сан, возглавлял ряд кафедр. Так, оказавшись в Курской епархии, близко познакомился с Глинскими старцами. Когда потом, уже в наше время, в 1994 году один из пострижеников Глинской пустыни, сам ставший «глинским старцем Москвы», схиархимандрит Гурий (Мищенко; † 2010), до схимы также носивший имя Павлин, окажется в Новоспасском монастыре, он будет благодарно чтить память именно священномученика Павлина, по чьим молитвам, считал, и был «пристроен» в этой аккумулирующий традицию глинского старчества столичной обители, – известно, что духовным отцом ее тогдашнего наместника архиепископа Алексия (Фролова) был глинский старец схиархимандрит Виталий (Сидоренко; † 1992). Это ли не одно из современных доказательств участия новомучеников в нашей жизни?

Именно священномученик Павлин некогда предложил, чтобы прекратить церковную смуту после смерти Святейшего Тихона, провести тайные выборы патриарха среди свободного и ссыльного епископата и сам принялся за осуществление сего, за что и пострадал, будучи заключен в тюрьму, а потом отправлен в «почетную ссылку» на Пермскую кафедру. После оказался на кафедре в Калуге, где познакомился со своим преемником, также пензяком, священномучеником Августином (Беляевым; † 1937), бывшим из ближайшего окружения священномученика Иоанна (Поммера). В 1936 году владыка Павлин был приговорен к 10 года исправительно-трудового лагеря, но уже в 1937-м расстрелян. Теперь на родине священномученика Павлина в Мокшане в дни его памяти – 21 октября / 3 ноября чтим его мученическую кончину – собираются на службу духовенство и миряне всего благочиния, да и не только. В Мокшане специально написана храмовая икона новомученика, составлено краткое житие, которое раздается всем прихожанам и гостям праздников.

Чтят память своего некогда игумена и в московском Новоспасском монастыре. Что мешает нам всюду почитать наших непосредственных предшественников в вере?

Что делает современников собственно православными?

Например, правящий архиерей Пензенской митрополии митрополит Серафим пострижен в монашество с именем священномученика Серафима (Чичагова; † 1937), расстрелянного на Бутовском полигоне. Настоятель бутовских храмов Воскресения Христова и Новомучеников и Исповедников Церкви Русской протоиерей Кирилл Каледа однажды застиг его там в одиночестве медленно обходящим Бутовский полигон.

«Есть архиереи в Русской Церкви, – вырвалось как-то потом у отца Кирилла, – приезжающие сюда не только с официальными делегациями!»

Архиепископ Иоанн (Поммер) в Латвийском сейме

Архиепископ Иоанн (Поммер) в Латвийском сейме

И глава митрополии не единственный, кто в Пензе носит имя новомученика, налаживая с нашими непосредственными предшественниками в вере молитвенную связь. Постригать монашествующих в память новомучеников и исповедников здесь уже стало традицией. Так, некогда главный редактор студенческого журнала Московской духовной академии «Встреча», ныне иеромонах Фаддей (Голосных), пострижен в память священномученика Фаддея (Успенского; † 1937), епископа Тверского. Иеромонах Августин (Зайцев) носит имя священномученика Августина (Беляева; † 1937), архипастыря, включенного в Собор пензенских новомучеников. Монахиня Иоанна (Кудряшова) наречена в честь самого священномученика Иоанна (Поммера).

Так вот и реализуется известный принцип преподобного Симеона Нового Богослова:

«Кто не изволяет со всей любовью и сильным желанием через смиренномудрие достичь единения с последним из святых, но приобрел по отношению к нему некое малое недоверие, тот никоим образом никогда не соединится и не встанет вместе с ним в один ряд с прежними и предшествующими святыми, хотя бы он и думал, что имеет всякую веру и всякую любовь к Богу и ко всем святым. Он будет отвергнут ими как не сумевший занять при помощи смиренномудрия то место, которое прежде веков определено ему Богом».

То есть именно в отношении Собора новомучеников и исповедников Церкви Русской и происходит-то сегодня глубинное духовное самоопределение современников.

Схиархимандрит Гавриил (Бунге) в Сретенской семинарии

Схиархимандрит Гавриил (Бунге) в Сретенской семинарии

На встречах в Сретенской духовной семинарии, даже еще до строительства нового собора Воскресения Христова и Новомучеников и Исповедников Церкви Русской, так зримо засвидетельствовавших его мысль, схиархимандрит Гавриил (Бунге), игумен Крестовоздвиженского монастыря Русской Православной Церкви в Лугано (Швейцария), обращал внимание на то, что, когда речь идет о вере, надо отдавать себе отчет, что вера не есть нечто индивидуалистичное, нельзя сказать: я и мой Бог. И, ссылаясь на апостола и евангелиста Иоанна Богослова (см.: 1 Ин. 1: 1–3), отмечал, что любимый ученик Христов пишет о вере как о приобщении. Только через Христа человек может общаться с Богом-Отцом (см.: Ин. 14: 6). Апостолы общались со Христом непосредственно, а нам эта возможность открывается через приобщение к апостольской Церкви из поколения в поколение, к опыту последних близких к нам, в частности по времени и географии, святых.

Если бы имена новомучеников давали новорожденным и новокрещаемым, это стало бы свидетельством непрерывности русского стояния за Христа

«Сегодня в России нужно искать возможность приобщиться именно к опыту новомучеников и исповедников Церкви Русской, – уверяет отец Гавриил, – надо молиться им, почитать их – это то, что делает современников собственно православными».

Если бы имена новомучеников и исповедников давали не только новопостригаемым монахам, но и новорожденным и новокрещаемым, так общество свидетельствовало бы верность Богу и непрерывность русского стояния за Христа. Именно благодаря подвигу новомучеников мы можем сегодня быть православными, а может быть, и вовсе даже просто свободно жить в своей стране.

Мы выиграли XX век! Силой, мощнее которой нет во всей Вселенной

Многие помнят тот представленный на дебютной, открывшей серию выставок-форумов, а потом и исторических парков «Россия – моя история», экспозиции 2011 года коридор с фотографиями новомучеников, который вел уже к интерактивному повествованию о более чем 30 тысячах возрожденных из руин и отстроенных заново храмов и монастырей в 191 епархии Русской Православной Церкви на шести континентах. В Православном Свято-Тихоновском университете, специализирующемся на теме новомученичества, некогда подметили такую закономерность: как только открывалось новое имя новомученика – тут же становилось известно о вновь освященном новом или возрожденном храме.

Коридор памяти выставки «Православная Русь» 2011 г., предваряющей развитие исторических парков «Россия – моя история»

Коридор памяти выставки «Православная Русь» 2011 г., предваряющей развитие исторических парков «Россия – моя история»

Новомученики и исповедники и сегодня помогают нам в ежедневной брани. Кстати, если священномученик Иоанн (Поммер) стал первым латышским святым, многие ли из нас помнят, кто стал первым русским святым? Впрочем, это первенство не единоличное. Это братья-страстотерпцы Борис и Глеб, 1000-летие мученической кончины которых мы не так давно отмечали. Современнику их подвиг понять сложно: «Дали себя убить – и кому от этого польза?!» Да всем нам! Потому что потом выбравшие лучше умереть телесно, чем отречься от Христа и Его заповедей, оказались живее всех живых и смогли реально помочь своему сроднику по крови Александру Невскому одержать победу в решающей битве, когда силы противника значительно превосходили. А вот ратные подвиги святого благоверного князя Александра Невского – это да, и при атеистическом режиме были весьма захватывающи и популярны, обращая, как, впрочем, и сейчас, мальчишек, да и взрослую часть мужского населения страны, к вере.

Архиерейская дача, на которой произошло с пытками убийство владыки Иоанна (Поммера)

Архиерейская дача, на которой произошло с пытками убийство владыки Иоанна (Поммера)

Крещение Руси при князе Владимире не сопровождалось таким обилием пострадавших за Христа мучеников, как это происходило при обращении других народов. Во времена Александра Невского у нас были единицы мучеников, страстотерпцев. А сейчас – сонмы тысяч новомучеников, «явленных и не явленных, но ведомых Богу».

«Если бы мы только молились новомученикам! – часто увещевает схиархимандрит Илий (Ноздрин). – Мы молимся древним святым, например мученику Пантелеимону, но он далек от нас. А если бы мы только позвали на помощь наших близких новомучеников, только и ждущих, что мы обратимся к ним, их бы сразу же тысячи ответили на нашу мольбу!»

Молитесь новомученикам, зовите их на помощь – и тысячи сразу ответят на вашу мольбу!

Новомученики – носители победоносного опыта и сознания, и, приобщившись к их исповеданию, мы учимся побеждать вопреки.

А.И. Солженицын полагал, что мы проиграли XX век: страна столько потеряла людей, сил, энергии, когда другие нации что-то делали… С этим нельзя согласиться. Хотя бы потому, что за этот же XX век у нас был Патриарх Тихон и сонм новомучеников и исповедников Церкви Русской. Тот мир действеннее этого. Новомученики – главная наша Победа. И одержана она силой, мощнее которой нет во всей Вселенной, – силой Креста.

Как смеялся над своими еще пензенскими мучителями, покусившимися его убить, священномученик Иоанн (Поммер): «Мертвый я для вас буду еще страшнее, чем живой!» А священномученик Иосиф (Петровых; † 1937), митрополит Петроградский, образец «экклесиологии исповедничества», говорил: «Смерть мучеников за Церковь есть победа над насилием, а не поражение».

Святые объединяют нас

В Латвию владыка Иоанн (Поммер) вернулся по благословению Святейшего Тихона в суровый 1920 год и возглавил там Латвийскую Церковь.

Здесь, в родной Латвии, где владыка Иоанн прослужил последние 14 лет своей жизни и принял мученическую кончину, он встретился вновь с куда более застаревшими расколами: это и воевавшее за храмы и церковное имущество католическое и лютеранское окружение – последствия Великого раскола XI века и Реформации XVI века; это и обращавшиеся к владыке Иоанну за помощью и очень чтившие его русскоязычные старообрядцы – отголоски раскола Русской Церкви XVII века. Страшная мученическая кончина владыки Иоанна – найденного сожженным заживо, предварительно привязанного во время пыток к верстаку проволокой, с отсеченными истыканными до костей паяльником конечностями, с выколотыми глазами, – соберет у его гроба всех. Это был настоящий Крест, вознесенный выше всех разделений.

Похороны владыки Иоанна (Поммера). Рига. 21 октября 1934 года

Похороны владыки Иоанна (Поммера). Рига. 21 октября 1934 года

Выпал на его долю и вновь с особой силой нагнетаемый Западом русофобский разлом общения латышского и русского народов. (Не то же ли самое повсеместно по некогда братским республикам насаждается сегодня?) Тогда, в начале XX века, страсти еще подогревались и тем, что Латвийское государство только что обрело независимость от России. Православная Церковь Латвии лишена была статуса юридического лица и разграблена. Владыка Иоанн, неоднократно избираемый в Латвийский Сейм (парламент), добился возвращения Православной Церкви в Латвии официального статуса.

Тогда латышские националисты стали требовать получения автокефалии Латвийской Церковью при переходе ее под юрисдикцию Константинопольского Патриархата:

«Тихоновцы! Подчинитесь голосу Вселенского судии (имеется в виду Вселенский патриарх. – О.О.), оставьте вашего Тихона, отстраненного Вселенским патриархом Григорием VII, и подчинитесь Священному Синоду (имеется в виду обновленческий. – О.О.) Российской Православной Церкви, признанному и утвержденному Вселенским патриархом. Неужели вы не понимаете, что ваше противление Вселенской Патриархии ввергает вас в бездну пагубнейшего раскола со всей Вселенской Православной Церковью? – неистовствовали безумцы. – Помните: Тихон не вождь Церкви Православной, а глава секты, идущей против жизни и интересов подлинной Православной Христовой Церкви».

Владыка Иоанн, как искренне любящий своего предстоятеля и преданный ему последовательный тихоновец, конечно, не мог терпеть подобного цинизма и принять сторону уронившего себя связями с обновленцами, да и сейчас, как провидел священномученик, не блещущего канонической Истиной исповедания Константинопольского Патриархата. Владыка Иоанн просто чувствовал эти исторические линии напряжения: где правда, где ложь по кривой извивается…

Говорят, что владыку Иоанна убили, чтобы способнее было оторвать Латвийскую Церковь от Русской

Латвийская Церковь перешла под юрисдикцию Константинополя уже после зверского убийства священномученика Иоанна, так что даже невольно говорят, что это, возможно, было одной из целей убийц: способствовать отрыву Латвийской Церкви от Русской, – что в очередной раз только подтверждает статус священномученика Иоанна как всероссийского страдальца.

Святые объединяют нас. Это приспешники диавола норовят постоянно вносить рознь и вражду: убивая отдельных христиан, всё так же из века в век, из тысячелетия в тысячелетие покушаются и на Тело Христово – Церковь, а врата ада, – дал нам обетование Господь, – не одолеют ее (Мф. 16: 18).

Люди, не забывайте Бога!

При том что обстоятельства мученической кончины первого латышского и нашего общего всероссийского святого так и остались не выяснены, известна версия, согласно которой он был умерщвлен именно латышскими националистами. Сегодня, кстати, их идейные наследники проплатили работу «историка» по разработке русской версии убийства священномученика Иоанна (Поммера). Историю продолжают переписывать…

Алтарная фреска Новомучеников и Исповедников нового собора Сретенского монастыря

Алтарная фреска Новомучеников и Исповедников нового собора Сретенского монастыря

Тем важнее нам всем держаться Истины Божией и правды исторической, чтить память тех, кто жизнь полагал, чтобы своей мученической кровью скрепить и склеить разломы и расколы на теле Церкви и человеческого братства.

В издательстве Сретенского монастыря некогда годами ранее была издана книга «Колокол на башне вечевой: Житие и труды священномученика Иоанна (Поммера)». Современники его так и называли: «колоколом на башне вечевой». О чем его набат? Среди прочих множественных смыслов – это просто свидетельство об Истине Воскресения.

Когда ярые националисты обзывали даже кафедральный собор Риги «русским сапогом», а его благовест «демонстрацией против латышской Риги», владыка Иоанн, как всегда в своем побивающе-ироничном стиле, писал, например, клеветникам:

«Смысл звона церковных колоколов является настолько определенным и ясным, что даже самые злые враги христианства – османы-турки – рассматривали церковный звон только как напоминание о Боге. Не только султаны и муллы, но даже янычары и башибузуки смогли подняться до правильного понимания идеи колокольного звона Православной Церкви, суть которой в призыве: “Люди, не забывайте Бога!”».

А тогда ведь и смерти нет. И победа наших новомучеников и исповедников реальнее и действеннее мира сего, где вероотступники, раскольники да безбожники всё так же тщетно, глупо и несчастливо злоумышляют на вечную Церковь Христову.

Ольга Орлова
12 октября 2020 г.
pravoslavie.ru

Просмотров: 28