«У тебя будет только четыре секунды»

Историю про четыре секунды я слыхал давно. Она стала околоцерковным фольклором и в пересказе разными лицами имеет серьезные отличия. Поэтому я решил найти человека, с которым это приключилось. Зовут его все Александром Адлерским. Беда в том, что, когда я прежде приезжал в Сочи, его в Сочи не было. Но на сей раз встреча наша состоялась. И вот что он рассказал.

Я жил в Караганде, но давно мечтал переехать в Сочи. Наконец удалось: переехал. Работы нет, жилье снимаю. Началась жуткая депрессия. А я как раз тогда прочитал Нилуса «Великое в малом», про Оптинских старцев и про Серафима Саровского. Очень я полюбил батюшку Серафима. Стал думать о смысле жизни, в церковь заглядывать, старался иногда Иисусову молитву читать. Тут меня враг и подцепил.

В один день такая тоска на меня навалилась. Пошел к морю туда, где речка в него впадает. Место тихое. Никого нет. Сижу, курю, думаю, как дальше жить. Пробую молиться, а мне голос: «Чего мучиться? Иди в море утопись. Вот и решишь все проблемы». Я то молитву читаю, то этот голос слышу. И такая борьба во мне идет. Иисусову молитву стал не то что читать – кричу: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя!» Встал. Воздел руки к небу и вдруг такую благодать почувствовал…

Вот ведь как человек в один миг может измениться. Меня словно молния прошибла. Такое покаянное чувство и одновременно благодарность Богу. Я мир совсем по-другому увидел. Невозможно передать, что творилось в моей душе. Иду к воде, смотрю на небо. Продолжаю вслух Иисусову молитву читать. Вдруг камешек в воду шлеп… Оглянулся: ребята подошли. Стали камешки бросать. Я смутился. Подумают, что за чудик громко сам с собой разговаривает, руки раскинуты. Я обеими по нагрудным карманам хлопнул. В одном зажигалка, в другом сигареты. Достал их, швырнул в кусты и пошел. Прямо в Троицкий храм. Подошел к настоятелю и отдал ему все деньги, которые у меня были.

Схиархимандрит Симеон (Нестеренко)

Схиархимандрит Симеон (Нестеренко)

Потом пешком шел 8 километров до дома. Иду и Бога славлю. Но уже не вслух. И только на третий день вспомнил, что ни разу не курнул. А по две пачки в день выкуривал. Так произошло со мной первое чудо. Вернее, сразу два. И не утопился, и курить бросил. А вскоре один приятель привез меня к отцу Симеону (Нестеренко). Я подошел к нему под благословение, а он:

– У тебя крест есть?

Показал ему свой золотой.

– А у жены?

Говорю: как только накоплю денег, куплю лучше моего. Батюшка велел матушке Варваре принести шкатулку. Поковырялся в ней и протягивает золотой крест:

– Это для твоей жены.

Варвара возмутилась:

– Первый раз явился – и ему золотой крест!

А батюшка цыкнул на нее и сказал мне:

– Все у тебя будет хорошо.

Стал я с той поры постоянно ездить к отцу Симеону. На всякое дело брал благословение. И так у меня удачно все стало складываться. Через полгода квартиру купил, а потом такое дело развернул: четыре магазина, машины, 25 человек у меня в работниках.

Однажды перед поездкой за товаром в Москву приехал к батюшке благословиться. Он спрашивает:

– В армии служил?

– Служил.

– А сколько секунд до взрыва, когда кольцо из гранаты вырвешь?

Говорю:

– Четыре.

– Вот и у тебя будет четыре секунды.

Я ничего не понял, но не стал его расспрашивать. Я вообще всегда старался слушать его и не донимать никакими расспросами. Что скажет, то и выполнял. А тут – четыре секунды. Как понимать? Рассказал моему шоферу, который на фуре товар возил. Тогда бандиты машины грабили. Он и решил, что батюшка об этом предупредил. Взял он с собой в эту поездку топор. Положил рядом с собой – пусть попробуют бандюки сунуться. До Москвы доехали вместе. Загрузились. Мне нужно было остаться на несколько дней, а он поехал обратно.

Возле Каширы заезжает на бензоколонку – и неожиданно у его машины глохнет мотор. Он, чтобы выяснить, в чем дело, открыл бардачок – тот, где провода. А они искрят, и дым пошел. Тут он вспомнил про четыре секунды, схватил топор, выскочил из кабины и перерубил провода, которые от аккумулятора на стартер идут. Они на фурах снаружи: такие толстые, красные…

Видит: провода искрят, и уже дым пошел. Тут он вспомнил про четыре секунды

Еще бы секунда – и машина бы вместе с ним взорвалась и вся бензоколонка со всеми машинами и соседними домами. Вот тебе и четыре секунды. Шофер в три управился. С трудом пришел в себя. Ребята с бензоколонки его кофеем отпаивали. Потом они разобрались, в чем дело, и в 5 утра он отправился дальше.

Батюшке даже не нужно было задавать вопросы. Он уже знал, с чем ты приехал. Я хотел машину продать, чтобы купить новую. А он меня с порога:

– Ты на какой машине приехал?

Я ворота открыл и показал ему.

– Вот на этой и езди. Не надо тебе никакой новой.

Мощи святой блаженной Матроны Московской

Мощи святой блаженной Матроны Московской

Вот уже 15 лет и езжу. И горя не знаю. Ни одной аварии. А купил я ее тоже с приключениями. Батюшка благословил меня ехать за машиной в Германию. Тогда никаких салонов еще не было. Сказал только, чтобы я в долг не покупал. И еще сказал, чтобы я к Матроне съездил. Объяснил, как этот монастырь найти и чтобы настоятельнице его благословение передал.

Я приехал. Расспрашиваю, как найти Матрону. Думал, это живая монахиня. А она в раке лежит. Ну, я упал на колени перед ракой, попросил у блаженной прощения, помолился горячо.

Поехал за товаром. Пока фуру загружали, украли мой портфель с паспортом и правами. Денег было немного: валюту за машину я в пояс зашил. Паспорт там был внутренний. Загран был при мне. Выезжать за кордон можно. А без прав куда ехать? Как я машину перегонять буду? Расстроился, конечно. Нужно домой возвращаться и восстанавливать паспорт и права.

Ночью является мне Матронушка. Говорит:

– Верь, надейся и люби. Поезжай в Германию. Вот тебе тройка лошадей и тужурка.

Я эту тужурку примерил. Хорошая, теплая. Лошадей не увидел. Проснулся. Что такое, как понимать? Вдруг звонок. Друг звонит (я ему успел рассказать про свою беду), говорит:

– Поезжай. Я тоже еду. Куплю катер, и подцепим его к твоему «Мерседесу».

Все отлично устроилось. Купили: я – «Мерседес», он – катер. Таможню прошли как по маслу. Едем по России. Под Воронежем три джипа с трех сторон взяли нас в клещи. Заблокировали. Подходят крепкие ребята со стволами и ласково говорят:

– Всё, ребята! Покатались и будет. Было ваше, стало наше.

А друг мой показывает им прокурорскую корочку да как гаркнет:

– Эту машину мы прокурору города гоним. Нас через пять минут встречают. Валите, пока живы!

Ребят как ветром сдуло. До меня тут же дошло: не украли бы у меня права, поехал бы я один безо всяких волшебных корочек. И машину бы у меня отняли, да, может быть, и в живых не оставили. Вот как премудро Господь нас спасает. А я так горевал из-за того, что права украли!

А насчет Матронушкиной тройки… Мы так мчались – раньше бы сказали: как на резвой тройке. И тужурку теплую я в Германии купил. Хорошая куртка. До сих пор ношу. Благодарю Матронушку.

Что характерно: духовные чада отца Симеона не только чувствовали, что батюшка любит их, но всем казалось, что именно его (или ее) батюшка любит больше, чем других.

Последний раз я приехал к отцу Симеону незадолго до его смерти. Он мне сказал, что скоро я жилье поменяю, а потом и город. Все так и произошло. Сначала квартиру поменял, а теперь перебираюсь в Дивеево.

Все так и произошло, как отец Симеон сказал. И теперь перебираюсь я в Дивеево

Дом я уже там купил. С покупкой тоже сплошные чудеса. Продали мне его за одну треть от объявленной суммы. Место замечательное. Я чувствую, что батюшка и в Царстве Небесном молится обо мне. Прошу только, чтобы все у меня было для спасения души. Ничего мне не надо, если это не спасительно.

Я раньше со всеми о Боге говорил. Объяснял, поучал, как мог. Советовал книги святоотеческие читать, молиться. А сейчас этого не делаю. Редко общаюсь с людьми и говорю с ними на божественные темы. Я как-то сказал батюшке, что народ у нас в основном «непрошибаемый». Мало кто о Боге, о смерти и о загробной участи думает. А он это и без меня знал. Говорил: «Сказано: мы – малое стадо. Не мечи бисер перед свиньями. Говори с теми, кто сам ищет вразумления». Я теперь так и стараюсь.

Дивеево

Дивеево

В Дивеево все складывается промыслительно. Отец Симеон говорил, что я из Сочи перееду. Только не говорил куда. А когда я в первый раз приехал в Дивеево с паломнической группой, сразу понял, куда мне надо переезжать. Я и родственников стараюсь переманить к себе.

Дядя уже переехал. Он человек образованный, с ученой степенью… Правда, из молокан. Сам не знает, во что верит (теперь-то знает). И не знает, крестили его или нет. Когда он приехал посмотреть, как я устроился, мы попросили одного мальчишку показать нам все источники. Сначала приехали в Сатис. Окунулись в источнике. Мальчишка говорит:

– Кто из некрещеных здесь окунается, на следующий день крестится.

Дядька мой посмеялся.

Утром я пригласил его на службу. Он пошел. Отстояли Литургию. Он мне и говорит:

– Хочу креститься.

И в тот же день отец Владимир окрестил его в Казанском источнике. Дядька решил: креститься – так креститься. Погружался в воду и долго сидел, как водолаз, не выныривая. Мы с отцом Владимиром даже посмеялись: никогда такого не видели, чтобы крещаемый долго под водой сидел. Хоть за уши вытаскивай.

А на следующий день было прославление Александры, Марфы и Елены. Пошли мы с новокрещенным на службу и простояли с четырех дня до половины одиннадцатого вечера. Народу было – руки не поднять, чтоб перекреститься. Так дядька половину службы спал стоя. Но был в полном восторге. На источники потом постоянно ходил. Уверовал он крепко.

Через три года стал умирать. Онкологию обнаружили. Решил принять болезнь как волю Божию. Не стал делать ни операцию, ни химию. За жизнь не хватался. Говорил: «Захочет Господь продлить мои дни – поживу, а призовет к Себе – слава Богу!» Уповал на Господа всей душой. Он ведь сам был свидетелем многих исцелений в Дивеево. В 2016 году слепая девочка умылась в источнике целителя Пантелеимона – и прозрела. Моя родственница, бывшая там, говорит:

– До сих пор у меня в ушах звучит этот пронзительный крик: «Вижу!!!»

Девочка умылась в источнике целителя Пантелеимона – и прозрела

Его, да и всех нас, потряс еще один случай. Приехал в Дивеево с дочкой из Москвы врач – профессор. Дочку укусила в руку змея. Рука опухла, побагровела, посинела. Врач, хоть и профессор, но запаниковал: не знает, что делать. А дочка прыгнула в источник и сидит в нем. Молится. Через несколько минут отец кричит:

– Вылезай. Надо в больницу ехать. Покажи руку.

Она показывает – совершенно чистая: ни опухоли, ни синевы. Отец рассердился:

– Чего здоровую руку показываешь? Покажи укушенную…

А это и была укушенная.

Я-то не удивляюсь никаким чудесам. А дядька долго не мог привыкнуть. Ему в день прославления Александры, Марфы и Елены было показано, в каком великом месте он теперь живет. Когда мы отъехали ночью после службы, то над монастырем стояли четыре столба света. Высоко-высоко поднимались, как будто сильные прожекторы светили. Только никаких прожекторов в монастыре не было и нет. Я думаю, это батюшка Серафим встречал трех новопрославленных святых.

Иногда вспоминаю место из Евангелия, где апостол Филипп просит Господа показать им Отца. А Господь ему и отвечает: «Как ты не понял, что Отец во Мне!» (Это неточная цитата.) Я уверен, что Господь посылает в мир старцев, чтобы мы Его в них увидели. Мы ведь недостойны увидеть Бога, а в старцах можем.

Удивительное дело: в Дивееве я постоянно чувствую, что рядом со мной отец Симеон, что он руководит моей жизнью. И еще: я уверен, что он передал меня батюшке Серафиму. Недаром я его давно полюбил. Может, это гордыня и излишнее самомнение… (Кто я такой, чтобы такую милость получить?!) Но я чувствую, что теперь они оба мною руководят…

Александр Богатырев
18 октября 2019 г.

Источник: pravoslavie.ru/124765.html

Просмотров: 13