Православный фильм «Утерянная добродетель»

Категория: Новости

Христианский фильм «Утерянная добродетель» освещает взгляд Православной Церкви на острую социальную проблему алкоголизма в нашем обществе. Сколько противоречий мы встречаем в вопросе употребления алкоголя в православной среде? Как много разных мнений находим? В данном фильме проведён научный анализ этого вопроса, представлены исторические свидетельства, наставления православных святых, а также затронут социальный аспект проблемы алкоголя в современном российском обществе. Основываясь на авторитетном труде священномученика Владимира Богоявленского, в фильме рассматривается библейский вопрос о вине.

Православный фильм «Утерянная добродетель» будет интересен как последователям православной традиции, так и самому широкому кругу зрителей, поскольку раскрывает многие актуальные для всех россиян вопросы.

Данный православный фильм создавался при участии Церковно-общественного совета по защите от алкогольной угрозы. Производство фильма осуществлено на добровольные пожертвования граждан России.

На фильм получен гриф «Рекомендовано к публикации Издательским советом Русской Православной Церкви» при издании видеодиска «Утерянная добродетель». Присвоен номер Издательского совета – ИС Р17-621-0792.

Текст документального фильма «Утерянная добродетель»

В уединенном месте, у подножья горы, жил монах. Почти все время он проводил в молитве и за чтением книг. Дьявол не мог спокойно смотреть на его простую и смиренную жизнь. Он много раз пытался проникнуть в его дом, но ничего не получалось. Монах был чист душой и не впускал его. Тогда дьявол поспорил с ним, что все равно войдет в его жилище. «Нет, — сказал монах, — тебя в свой дом я никогда не пущу». «Если я все-таки войду к тебе, ты выполнишь одно из моих желаний?». Монах был настолько уверен в себе, что беспечно согласился. Однажды утром он вышел из дома и увидел ворона со сломанным крылом. Пожалев птицу, он занес ее внутрь. Ворон тут же обратился в дьявола: «Теперь ты должен выполнить одно из моих желаний. Выбирай. Первое: ты убьешь человека. Второе: ты будешь заниматься прелюбодеянием. И третье: ты напьешься».

Монах сильно опечалился и стал думать: «Если я с кем-то прелюбодействую, или тем более кого-то убью, то загублю две души – и свою, и другого человека. Если же напьюсь один раз, то это не такой страшный грех, ибо на утро все равно протрезвею.

Он пошел в трактир и напился. Тут к нему подсела легкомысленная женщина. Они отправились к ней домой и стали прелюбодействовать. Но вскоре вернулся её муж, завязалась драка, в которой монах его убил.

Думая об алкоголе как о малом грехе, монах попал в ловушку дьявола. Лишившись трезвости, он совершил и остальные два греха.

Утерянная добродетель

Часто люди, изучающее Библию, сталкиваются с противоречиями в отношении Священного Писания к алкоголю.

С одной стороны мы встречаем, что употребление вина порицается: «Не смотри на вино, как оно краснеет, как оно искрится в чаше, впоследствии, как змей оно укусит, и ужалит, как аспид; глаза твои будут смотреть на чужих жен, и сердце твое заговорит развратное» (Притчи 23:31-32).

С другой стороны мы видим одобряющие и благословляющие вино высказывания: «Да даст тебе Бог от росы небесной и от тука земли, и множество хлеба и вина» (Быт. 27:28).

Может ли Священное Писание одновременно и рекомендовать, и осуждать употребление алкоголя?

В русском народе есть один священный продукт – это хлеб. Этим словом мы называем и колосья в поле, и собранные зерна, и муку, и готовый испечённый продукт.

Протоиерей Илья Шугаев, кандидат богословия, настоятель храма Михаила Архангела, г. Талдом Московской области: «Для нас, действительно, очень много связано с хлебом, и в русском языке огромное количество терминов связано с ним. И у еврейского народа тоже есть одно родовое слово, которое означает все, что связано с виноградом: и виноградную лозу, и свежевыжатый сок из винограда, и опьяняющий напиток. Это слово обозначает всё».

Таким же священным продуктом, как хлеб для славянских народов, для древних иудеев был виноград. Сам виноград и продукты, получаемые из него, были жизненно важными для людей того времени, живших на засушливой Арамейской земле. И в еврейском языке есть слово «яин», объединяющее множество терминов, отражающих виноделие, виноградный сок в разных его состояниях.

Протоиерей Илья Шугаев, кандидат богословия, настоятель храма Михаила Архангела, г. Талдом Московской области: «Если посмотреть на природу Палестинской земли, то мы видим, что нет никаких других подобных продуктов, которые бы из этой засушливой земли могли вытягивать замечательно воду, давать очень питательные плоды, которые очень легки в переработке».

В русском языке нет такого количества обозначений, связанных с возделыванием винограда, и все эти термины при переводе Священных текстов были названы одним словом – «вино», тогда как в еврейском тексте за словом вино может стоять тринадцать разных понятий.

Протоиерей Григорий Григорьев, заслуженный врач РФ, д.м.н., профессор, настоятель храма Иоанна Предтечи, поселок Юкки Ленинградской области: «Знаете, вот если мы возьмем Пятикнижие Моисеево (Тора), то слово «вино» в «Торе» встречается 250 раз. Слово «вода» – 220 раз, слово «хлеб» – 200 раз. И можно сделать такой вывод, что хлеб и воду реже принимали, чем вино. И как же, если в Библии постоянно говорится о вине, так это, наверное, очень сильно полезно пить было, это вещество. Дело в том, что в еврейском языке было 13 еврейских слов, которые мы перевели словом «вино». Из этих 13 еврейских слов только три имели отношение к алкоголю. А десять означали разные формы сохранения виноградного сока».

О том, что в Библии нет противоречий в упоминаниях о вине, дает, в первую очередь, авторитетный ответ священномученик Владимир Богоявленский, который в начале 20-го века занимал главные кафедры Русской Православной Церкви: Московскую, Петербургскую и Киевскую. В своем докладе, сделанном в 1912 году, он объясняет, что под понятием «вино» в Библии подразумевается как перебродивший, так и обычный виноградный сок. И когда Писания говорят одобряющие слова о вине, речь идет о неперебродившем виноградном соке. А там, где мы видим проклятия и запреты на употребление вина, речь идет о перебродившем виноградном соке, т.е. об алкогольном вине.

Если мы перенесем выше сказанное на Библию, то кажущиеся противоречия мгновенно устраняются. Например, в книге пророка Иеремии, в 48 главе, мы читаем: «Я положу конец вину в точилах; не будут более топтать в них с песнями». Очевидно, что в точилах, в виноградном прессе, не могло быть алкогольное вино. Там мог находиться только сок, который только что был выжат из винограда.

Протоиерей Илья Шугаев, кандидат богословия, настоятель храма Михаила Архангела, г. Талдом Московской области: «Разделение терминов приводит к тому, как говорит священномученик Владимир, что мы не находим ни одного случая, где бы благословлялось опьяняющее вино».

Протоиерей Григорий Григорьев, заслуженный врач РФ, д.м.н., профессор, настоятель храма Иоанна Предтечи, поселок Юкки Ленинградской области: «Поэтому, если мы действительно правильно оценим Библию, то Библия – это книга о трезвости. И книга о том, что даже однократный прием вина приводит к очень большим последствиям. Например, как было у Лота, как было у Ноя, и как было у многих библейских персонажей, которые один раз попробовали, и потом всю жизнь вымаливали свои грехи у Господа Бога».

В понимании большинства людей слово «вино» означает перебродивший виноградный сок, т.е. алкогольное изделие. Но если мы посмотрим на историю данного слова, то увидим, что греческое «ойнос», еврейское «яин», латинское «винум», английское «винеу», означающие вино, исторически указывали как на алкоголь, так и на обычный виноградный сок. Например, Англо-британский словарь, опубликованный в 1708 году, дает такое определение вину: «Вино – напиток, сделанный из виноградного сока или других фруктов; напиток, другими словами, сок, муст, виноградное сусло, сладкое вино, недавно выжатое из винограда».

В свою очередь, новый английский словарь, опубликованный в 1748 году, определяет «вино» следующим образом:

  1. Сок виноградный.
  2. Напиток, выжатый из других фруктов помимо винограда.
  3. Паровое вино, волнующее разум.

Древнегреческий философ Проклус в своей аннотации на книгу «Труды и дни Гесиода» называет свежевыжатый сок винограда вином: «Гроздья были, прежде всего, повернуты к солнцу на протяжении десяти дней, затем – в тени на десять дней, и, наконец, они топтали их, выжимая вино».

Эти примеры показывают, что до нашего времени слово «вино» обозначало как перебродивший виноградный сок, так и обычный, свежий.

Роман Валерьевич Зарапин, кандидат исторических наук, доцент кафедры всеобщей истории факультета архивного дела Историко-архивного института РГГУ: «Традиционно принято считать, что винопитие, изготовление вина – было характерной чертой культуры древней Греции и древнего Рима. Все уверенны, что древние греки только и делали, что пили вино и даже, якобы, детей этим вином поили. То есть, для нас с вами вино – это напиток алкогольный, в котором есть определенный градус, достаточно высокий. Тогда как для греков вином, в первую очередь, был виноградный сок, даже в том случае, если этот сок не подвергался дополнительной переработке».

Распространенное заблуждение, что в древнем мире пили только алкогольное вино, базируется на том, что в те времена, якобы, было невозможно сохранить виноградный сок иным способом, кроме как его сбраживанием.

Роман Валерьевич Зарапин, кандидат исторических наук, доцент кафедры всеобщей истории факультета архивного дела Историко-архивного института РГГУ: «То есть, по большому счету, они называли вином сок из винограда, как только что выдавленный, так и сок, который хранился в течение какого-то времени. Ну, а что касается римской истории или, во всяком случае, эпохи Эллинизма, мы знаем достоверно, что они уже открыли к этому моменту способ длительного хранения виноградного сока путем кипячения».

На самом деле, проблемы, с которыми сталкивались в древности при сохранении перебродившего сока, алкогольного вина, были достаточно велики: оно окислялось, появлялась плесень, плохой запах. В то же время, сохранение виноградного сока без брожения было относительно простым процессом: сок выпаривали на огне до состояния сиропа.

Роман Валерьевич Зарапин, кандидат исторических наук, доцент кафедры всеобщей истории факультета архивного дела Историко-архивного института РГГУ: «Знаменитый агроном, специалист по сельскому хозяйству, античный ученый Колумелла еще в первом веке н.э. писал о том, что необходимо прокипятить виноградный сок. И вот такое полученное вино будет храниться достаточно долго».

Древнеримский автор Луций Колумелла, 70 год до н.э., в своем трактате «О земледелии» объясняет: «Чтобы обеспечить сохранение сока, люди помещают муст в свинцовые сосуды и путем кипячения уменьшают его на четверть, другие – на треть».

Генри Хомес, американский исследователь в Константинополе, в своей статье о вине приводит такой пример: «Простой виноградный сок без добавления каких-либо нейтрализующих средств против окисления, кипяченый от четырех до пяти часов, уменьшался на одну четвертую своего объема. После кипячения его вливают в глиняные емкости, плотно закрывают кожей, чтобы не было доступа воздуха. Обычно, не имея никакого опьяняющего свойства, его свободно употребляют как мусульмане, так и христиане. Некоторые кувшины, которые я лично держал в руках, уже сохранялись в течение двух лет, не испытывая никакого изменения».

Другим способом сохранения виноградного сока было его сбраживание. Но у людей того времени стояла задача именно сохранить полезный продукт, а не создать опьяняющее изделие. Этиловый спирт, образующийся в соке при брожении, был лишь консервирующим элементом. Для уменьшения концентрации алкоголя в вине, чтобы избавить его от опьяняющего свойства, вино обязательно разбавляли.

Роман Валерьевич Зарапин, кандидат исторических наук, доцент кафедры всеобщей истории факультета архивного дела Историко-архивного института РГГУ: «Во время раскопок находили не только сосуды для вина, но и сосуды для смешивания вина. Существовали специальные места, где происходил этот процесс смешивания вина с водой».

У древних авторов мы находим ссылки на обычай разбавления перебродивших вин. Согласно мнению Гомера и Праммиана, вина требовали 20 частей воды на одну часть вина. Гиппократ считал 20 частей воды на одну часть вина надлежащим напитком.

Вот как об употреблении вина говорил древнегреческий писатель Плутарх, живший в первом-втором веках н.э. В трактате «Сравнительные жизнеописания», главе «О Димитрии и Антонии» он пишет: «В давние времена спартанцы по праздникам напаивали илотов, то есть рабов, несмешанным вином. И потом приводили их на пиры, чтобы показать молодым, что такое опьянение». Но следом он добавляет: «Исправлять одних людей ценой развращения других, на наш взгляд, и бесчеловечно, и вредно для государства».

Протоиерей Илья Шугаев, кандидат богословия, настоятель храма Михаила Архангела, г. Талдом Московской области: «Очень замечательная цитата Плутарха, где мы видим, что вино употреблялось только в разбавленном виде, и в такой степени, что молодые спартанцы не видели никогда пьяных взрослых».

В современной церковной среде существует ряд заблуждений, основанных на неправильном понимании священного писания, с помощью которых люди пытаются оправдать употребление алкоголя.

Чаще всего приводятся такие примеры:

— 103 псалом Давида из «Ветхого Завета», где сказано, что вино веселит сердце человека;

— первое чудо в Кане Галилейской, описанное в Евангелие от Иоанна, когда Господь Иисус Христос воду превратил в вино;

— совет апостола Павла апостолу Тимофею употреблять немного вина, упоминаемый в послании к Тимофею.

Протоиерей Илья Шугаев, кандидат богословия, настоятель храма Михаила Архангела, г. Талдом Московской области: «Действительно, что же стоит за этой фразой, в 103 псалме, когда Господь, устами своего пророка Давида, говорит: «Вино веселит сердце человека». На самом деле в этом 103 псалме описывается замечательное творение Божие. Псалмопевец Давид обходит взглядом все окружающее и говорит: «Как прекрасно Господь сотворил мир. И в том числе упоминается те самые три священных продукта: вот хлеб, который укрепляет сердце человека, вот елей, которым можно умастить лицо. И вот вино, которое веселит сердце человека. Еще раз, почему веселит? Да потому, что это замечательный благодатный продукт, которым питается еврейский народ».

Ветхий Завет. Псалтирь. Псалом103:

«Ты произращаешь траву для скота, и зелень на пользу человека, чтобы произвесть из земли пищу и вино, которое веселит сердце человека, и елей, от которого блистает лице его, и хлеб, который укрепляет сердце человека».

Очевидно, что в этом тексте Псалмопевец Давид, выражая благодарность Господу, описывает природу вокруг себя, и словом вино называет виноградную лозу. Было бы неправильно трактовать этот стих, предполагая, что сердце пророка Давида наполняется весельем от опьянения.

Протоиерей Илья Шугаев, кандидат богословия, настоятель храма Михаила Архангела, г. Талдом Московской области: «И еще, чтобы закончить тему, что веселит в вине сердце человека. Точно не алкоголь. Могу привести еще один пример. В Книге Судей, глава 9, говорится: «Сок веселит сердце человека». Виноградный сок веселит сердце человека.

«На третий день был брак в Кане Галилейской, и Матерь Иисуса была там.

И как недоставало вина, то Матерь Иисуса говорит Ему: вина нет у них.

Иисус говорит им: наполните сосуды водою. И наполнили их до верха.

И говорит им: теперь почерпните и несите к распорядителю пира.

Когда же распорядитель отведал воды, сделавшейся вином, – а он не знал, откуда это вино, знали только служители, почерпавшие воду…».

На брачном пире в Кане Галилейской Иисус из воды сделал «хорошее вино». В римском мире в новозаветное время самые лучшие вина были те, в которых опьяняющее свойство устранялось кипячением. К примеру, Плиний в трактате «Естественная история» говорил, что «хорошее вино» – это вино, лишенное опьяняющего свойства. Подобным образом Плутарх указывает, что вино «намного более приятное, чтобы пить», когда оно «не воспламеняет мозг, и не влияет на ум или страсти».

Протоиерей Илья Шугаев, кандидат богословия, настоятель храма Михаила Архангела, г. Талдом Московской области: «Поэтому, когда мы говорим о том, что Господь сотворил вино для тех, кто были на этом пиру, конечно же, однозначно, мы говорим, что это было не опьяняющее вино. Господь не мог находиться в собрании, где люди предаются греху. Думать так, что он оставался там, и, тем более, был причиной их опьянения – абсолютно кощунственная мысль».

Ещё одним распространенным примером из Библии, якобы, оправдывающим употребление алкоголя, является совет апостола Павла апостолу Тимофею: «Впредь пей не одну воду, но употребляй немного вина ради желудка твоего и частых твоих недугов».

Для некоторых людей этот текст означает, что алкоголь сам по себе не представляет никакой опасности для здоровья. Другие же это место воспринимают прямой рекомендацией умеренного употребления алкоголя.

Протоиерей Игорь Бачинин, кандидат педагогических наук, магистр богословия, член Церковно-Общественного совета по защите от алкогольной угрозы, председатель Иоанно-Предтеченского братства «Трезвение»: «Иной раз говорят еще о том, что апостол Павел Тимофею говорит, что ради немощей своих телесных, ты пей немного вина. Здесь используется как раз то понятие, которое говорит о винограде не как о вине, опьяняющем человеческий ум, а именно говорится о винограде, как о целебном продукте, дающем человеку силу для жизни, являющимся лекарством для человеческой немощи».

Мы находим подтверждение этому в исторических свидетельствах, говорящих об употреблении в древнем мире неперебродившего безалкогольного вина для медицинских целей. Древний ученый Афанасий (Атеней) в трактате «Званный обед» (Софисты за обеденным столом) пишет: «Пусть он пьет сладкое вино, разбавленное водой, или подогретое, ибо это хорошо для желудка, так как сладкое вино не опьяняет». Здесь мы видим совет, который поразительно подобен совету апостола Павла.

Владимир Георгиевич Жданов, российский общественный деятель: «Все пьяницы глубоко убеждены, что раз в Церкви причащают вином, поэтому надо пить пиво и водку. Для меня это тоже было загадкой, и вот почему. Причастие – это таинство. И для человека верующего в Церкви, никакого отношения к пьянству и алкоголю не имеет вообще. Для верующего человека».

Причастие – это одно из основных христианских религиозных таинств. По традиции, для таинства причастия используется разбавленное вино. Разбавляется оно дважды: Первый раз – холодной водой во время приготовления к службе; второй раз – теплотой, т.е. горячей водой, непосредственно перед причастием. Такое разбавление вина, по сути, должно лишать его опьяняющего свойства.

Иногда среди православных христиан, имеющих пристрастие к спиртному, встречается такая позиция, когда трезвенников, то есть людей, полностью воздерживающихся от алкоголя, – называют еретиками и сектантами, ссылаясь на 51-е апостольское правило, которое гласит: «Тот, кто гнушается вина, да извержен будет».

Протоиерей Игорь Бачинин, кандидат педагогических наук, магистр богословия, член Церковно-Общественного совета по защите от алкогольной угрозы, председатель Иоанно-Предтеченского братства «Трезвение»: «Когда я сам встретился с таким мнением, сославшись на апостольское правило, я не поленился найти это апостольское правило. Это 51-е апостольское правило. Но если мы берем дословный текст правила, то там говорится: «Аще епископ или пресвитер гнушается вина не подвига воздержания ради, да извержен будет». То есть, по сути дела, эта заповедь говорит о пользе воздержания для человека».

Святитель Игнатий Брянчанинов. Аскетические опыты: «Вино лишает человека способности сохранить ум в трезвении. Связанный действием вина, он увлекается в пропасть греховную! В одно мгновение погибают плоды долговременного подвига, потому что Дух Святый отступает от оскверненного грехом. Вот почему сказал преподобный Исаия, египетский отшельник, что любящие вино никогда не сподобятся духовных дарований. Эти дарования, чтоб пребыть в человеке, требуют постоянной чистоты, возможной только при постоянной трезвенности».

Протоиерей Игорь Бачинин, кандидат педагогических наук, магистр богословия, член Церковно-Общественного совета по защите от алкогольной угрозы, председатель Иоанно-Предтеченского братства «Трезвение»: «Для меня, как для священника, я нашел подтверждение в Книге Левит, в 10-й главе, о том, что Бог говорит Аарону, а Аарон – это есть основатель ветхозаветного священства, что когда ты входишь в скинию собрания, когда ты входишь в храм, то ты не должен употреблять вина во веки веков. Для чего? Для того чтобы отличать священное от не священного. И мое глубокое убеждение в том, что священник вообще всегда должен быть трезвым. Почему? Потому что меня, как священника, могут в любой момент времени вызвать к умирающему человеку для того, чтобы его напутствовать в мир иной. И если я нахожусь в нетрезвом состоянии, для меня является смертельным грехом в нетрезвом состоянии заходить в алтарь. Тем более, брать святые дары и идти причащать человека».

Протоиерей Илья Шугаев, кандидат богословия, настоятель храма Михаила Архангела, г. Талдом Московской области: «Человек, находящийся даже в небольшой стадии опьянения, теряет чувство Бога. Он не может отличать священное от не священного, чистое от нечистого. Даже малое употребление алкоголя лишает человека возможности общаться с Богом. А в Священном Писании четко говорится, что потерять чувство присутствия Бога – это очень страшно».

Протоиерей Игорь Бачинин, кандидат педагогических наук, магистр богословия, член Церковно-Общественного совета по защите от алкогольной угрозы, председатель Иоанно-Предтеченского братства «Трезвение»: «Если кто-то, может быть, из священников или мирян, я не исключаю того, в настоящее время это не знает, и может сказать о том, что надо употреблять вино, ссылаясь на тот или иной текст Священного Писания, я думаю, что в этом случае человек, как правило, оправдывает свое личное отношение к этому веществу. И к церковной позиции оно не имеет никакого отношения».

Игуменья Алексия, настоятельница Введенского Владычного женского монастыря: «Сейчас икона «Неупиваемая чаша» празднуется 18 мая. А 18 мая – это день памяти преподобного Варлаама Серпуховского, основателя нашего владычного монастыря. Как же произошло это явление, почему именно 18 мая мы празднуем эту икону?»

В конце ХІХ века в Ефремовском уезде Тульской губернии жил отставной солдат, который страдал пьянством. Он пропивал всю пенсию, все, что находил в своем доме, и дошел до нищенского состояния. От беспробудного пьянства у него отнялись ноги, но он продолжал пить. И вот однажды этот уже опустившийся человек видит необыкновенный сон. Перед ним предстал старец и сказал: «Иди в город Серпухов, в монастырь Владычицы Богородицы. Там есть икона Божией Матери «Неупиваемая Чаша», отслужи перед ней молебен, и будешь здоров душой и телом». Не владея ногами, не имея посторонней помощи, он не рискнул отправиться в дальнее путешествие. Старец явился ему снова, но тот все еще не решался выполнить услышанное. Старец явился ему в третий раз, и уже настолько грозно приказал исполнить повеление, что несчастный пьяница немедленно на четвереньках отправился в путь. В одном селении он остановился на ночлег. Старушка-хозяйка, чтобы облегчить боль, растерла ему ноги мазью, и он уже смог, опираясь на палки, дойти до Серпухова. Придя в монастырь, он рассказал о своих сновидениях и попросил отслужить молебен. Но никто в монастыре не знал иконы Божией Матери с таким именем. Стали смотреть, искать, и тут вспомнили, что на переходе из Георгиевского храма в колокольню есть икона с изображением чаши. Поднялись на этот переход, сняли икону со стены и увидели, что сзади действительно на ней написано «Неупиваемая чаша».

Игуменья Алексия, настоятельница Введенского Владычного женского монастыря: «Отслужили молебен, и когда повели этого страждущего солдата к гробнице преподобного Варлаама, то в иконном изображении, которое лежало на гробнице Преподобного, он узнал того старца, который ему являлся во сне».

Говоря о вопросе употребления вина, интересно отметить такой факт: в монашеском укладе византийских монастырей употребление вина допускалось, но в русских монастырях с определенного исторического периода закрепилась трезвая традиция. Основателем этой традиции явился великий угодник Божий, строитель русской духовной культуры – преподобный Сергий Радонежский. Если до него в русских монастырях ещё использовались правила византийских типиконов, церковных уставов, в которых разрешалось небольшое употребление вина, то исследуя уставы тех монастырей, которые были основаны преподобным Сергием, во всех них обязательно появляется глава «О еже не пите, не употребляйте вина отнюдь». То есть, полный запрет на употребление вина монахами.

Протоиерей Илья Шугаев, кандидат богословия, настоятель храма Михаила Архангела, г. Талдом Московской области: «Недавно мы праздновали 700-летие Преподобного Сергия. Оказывается, с Преподобного Сергия у нас началось действительно мощное трезвенное движение внутри монашества. Мы видим, что у всех учеников Преподобного Сергия в уставах появляется глава, которой нет ни в одном греческом уставе. Глава о том, что еже никак не держать никакого хмельного питья, никаких хмельных напитков».

Протоиерей Илья Шугаев, кандидат богословия, настоятель храма Михаила Архангела, г. Талдом Московской области: «Во-первых, сам Преподобный Сергий, мало кто об этом знает, был абсолютным трезвенником. В его житии очень четко ясно говорится, что ни к устам не подносил, ни даже запах не обонял каких-то хмельных напитков. Мы знаем, что родители Преподобного Сергия были тоже трезвенниками. Его брат тоже никогда не употреблял вина».

Протоиерей Григорий Григорьев, заслуженный врач РФ, д.м.н., профессор, настоятель храма Иоанна Предтечи, поселок Юкки Ленинградской области: «Если мы, вообще, возьмем жития святых, например, Дмитрия Ростовского – там 2000 святых. 2000 житий святых описано в двенадцатитомнике Дмитрия Ростовского. Из 200 святых, где мы находим вообще упоминания о приеме вина, 190 вообще ни капли не принимали, и категорически призывали к трезвости. И в первую очередь, это были основоположники монастырей. В том числе, это были и Сергий Радонежский, Александр Свирский. То есть, все монастырское духовное движение аскетическое было основано на трезвости.

Епископ Глазовский и Игринский Виктор: «Я, например, с радостью прочитал в житие святого патриарха Иова, это первый патриарх на Руси, что он, к удивлению многих, никогда не пил вина».

Традиция трезвости, которую заложил Преподобный Сергей, была продолжена в 15-м –16-м веках. Эту традицию развил преподобный Иосиф Волоцкий. Он говорил: «Если, что и писано в уставах, что инокам разрешается пить вино, и имелось вино в монастырях – в Русской земле, другой обычай, и другой закон. А что повелевают святые отцы, и пить по чаше, или по две, или по три – то этого и слышать не хотим. Не подобает нам иметь в обителях пития, от которого бывает пьянство».

Мысли преподобного Иосифа Волоцкого были взяты деятелями церкви, которые на Стоглавом Соборе вырабатывали общецерковные правила. И 52-я глава Стоглава, рекомендуют уже всем монастырям придерживаться такой практики: совсем не иметь в обителях ничего хмельного.

Протоиерей Илья Шугаев, кандидат богословия, настоятель храма Михаила Архангела, г. Талдом Московской области: «И эта традиция развивалась вплоть до того, что на Стоглавом Соборе, который был уже после Преподобного Сергия, это норма о том, чтобы в монастырях не употреблялось вино и не держалось никаким образом – была рекомендована, как общая церковная традиция, которой стоит придерживаться всем монастырям, настоятелям всех обителей. Вот такой вывод делает Русский Собор, понимая, что у греков свои обычаи, у нас свои.

Необходимо отметить, что существуют значительные отличия в способности представителей разных народов нейтрализовывать попадающий в их организм алкоголь. Например, у южных народов, испокон веков употребляющих виноград, это способность выше, чем, скажем, у северных народов. Употребляемый в пищу виноград в результате естественного брожения в желудочно-кишечном тракте приводит к появлению небольших доз алкоголя. И организм на протяжении многих поколений научился вырабатывать особые ферменты, нейтрализующие его.

Юрий Аркадьевич Вяльба, нарколог, врач психотерапевт: «Оказывается, алкоголизму подвержены чисто по генетическим аспектам целые расы, целые народы. В их организме генетически нет одного фермента, называется этот фермент альдегиддегидрогеназа. Он первый встречает молекулу алкоголя в организме, первый начинает ее расщеплять».

Например, для чукчей, якутов или других народов азиатского севера даже небольшие дозы спиртного представляют огромную опасность. Попадая в их организм, алкоголь быстро приводит к возникновению зависимости. Исторически народы России на генетическом уровне имеют очень низкую способность расщеплять попадающий в организм алкоголь. Именно поэтому употребление даже небольших доз спиртного быстро приводит к появлению алкоголизма.

В 17-м веке, после проведения реформы патриарха Никона, в русских монастырях стали насаждаться греческие церковные уставы. И, к сожалению, существовавшие типиконы, т.е. уставы, которые были приняты основателями русских монастырей, были замещены.

Протоиерей Илья Шугаев, кандидат богословия, настоятель храма Михаила Архангела, г. Талдом Московской области: «Вот та традиция, которая появилась в монашеской среде после преподобного Сергия, к сожалению, прервалась. Может это такой несчастный исторический случай. Притом, что во время реформы патриарха Никона были опять взяты греческие уставы. А русские уставы, содержащие главы о трезвости, были забыты».

Существующий сейчас церковный устав просто повторяет те византийские обычаи, в которых употребление вина допускалось. Можно сказать, что, к сожалению, произошло забвение тех традиций, которые были в России в рассвет монашеской жизни.

Не зря святитель Игнатий Брянчанинов говорил, что в современных монастырях возрождение трезвости – это одна из самых насущных задач: «В России существенно нужно устранение вина из обителей. Это понимали благоразумные и благочестивые настоятели… И тщетными останутся все усилия кого бы то ни было, если постановления Святых Отцов относительно монастырей не будут восстановлены во всей полноте» (Святитель Игнатий Брянчанинов, Аскетические опыты).

Комментируя слова апостола Павла «Не упивайтесь вином, в нем же есть блуд», Святитель Феофан Затворник говорит: «Не упивайтесь вином, говорит апостол. Но как положить меру, с которой начинается упивание? Христианам скорее идет: совсем не пейте. Огонь в кровь влагается и малым количеством вина. И прибывши от того развеселение плотское развивает мысли и расшатывает нравственную крепость. Итак, строго судя, винопитие совсем должно быть изгнано из употребления из среды христиан».

Протоиерей Игорь Бачинин, кандидат педагогических наук, магистр богословия, член Церковно-Общественного совета по защите от алкогольной угрозы, председатель Иоанно-Предтеченского братства «Трезвение»: «После Великой Отечественной войны у нас не было не одной семьи, которая так или иначе с ней не соприкоснулась. Кто-то воевал, кто-то погиб, кто-то был ранен, кто-то трудился в тылу, кто-то был в партизанском отряде. То есть, все, так или иначе, были участниками этой войны. И мое глубокое впечатление, что вот сейчас, в настоящее время, у нас нет ни одной российской семьи, которая, так или иначе, не столкнулась с этой проблемой. Алкоголизм, алкоголизация являются войной против нашей страны. И разрушенные семьи, брошенные дети – так или иначе связаны с этой проблемой».

Владимир Георгиевич Жданов, российский общественный деятель: «Вы знаете, алкоголь – это самый ярый враг детства, самый ярый враг семьи. У нас, наверное, 95% разводов на почве пьянства одного из родителей. У нас 95% сирот при живых родителях – это социальные сироты, родителей которых лишили прав за пьянство и алкоголизм. То есть, дети в пьющей семье страдают больше всего. Хотя пьющие родители этого даже и не понимают. Поэтому все дети хотят, чтобы их родители жили трезво. «Мама, не пей! Папа, не пей!», – это сама распространенная просьба у детей в таких семьях».

Епископ Глазовский и Игринский Виктор: «Бывает, приглашают в школу, и перед тем как прийти, я прошу педагога, чтобы каким-то образом вот эти вопросы, которые дети хотели бы задать – пусть они напишут, им легче так. И вот заметил что, даже неважно, какой класс: 3-й класс, 4-й класс, 8-й или 5-й, примерно три четверти вопросов, они связаны с алкоголем. Это пьющий отец, пьющая мать или пьющие родители. И вот детская душа, прямо крик души, она переживает это, как помочь родителям. Как помочь папе? Как помочь маме? Ну, даешь совет такой: постарайся сам быть непричастным к этому».

Анна Юрьевна Кузнецова, уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка: «Недавно к нам в приют зашел парнишка, он выпускник детского дома, а мы к ним ездили. И я его спрашиваю: «Как у тебя дела? Как, там, Рома? Как мальчики?» И он мне рассказывает, конечно, тяжелую историю, что этот спился, второй спился, третий сидит в тюрьме.… Спросила про девчонок и тоже, к сожалению, услышала неутешительные вещи, дети их уже в Доме ребенка. А сам он спасся тем, что рядом оказался тренер. Конечно, одно из самых тяжелых последствий – это дети в Детских домах, последствия алкоголизма. Когда все понимают, и признают это службы и суды, что ребенку в этой семье оставаться опасно. В семье, где он рожден – ему оставаться опасно. Это страшно. И он попадает в не менее страшную ситуацию, но там, где хотя бы не опасно физически. Там разрушаются по-другому. Система воспитывает человека системы. Из Домов ребенка ребенок переходит в Детский дом, а из Детского дома – в тюрьму. Это следующая система, его приучили так жить. И какая бы не идеальная была система, мы никогда не сможем дать того, что могла бы дать семья. 95% детей – это социальные сироты. То есть, по той или иной причине родители не могут воспитывать ребенка. Почти всегда это связано с алкоголизацией родителей».

Согласно исследованиям, 60% детей в пьющих семьях подвергаются насилию. Более 90% детей в детских домах – это дети родителей, лишенных родительских прав из-за алкоголя. По статистике, 40% выпускников детдомов попадают в тюрьму, ещё 40% становятся алкоголиками или наркоманами, 10% кончают жизнь самоубийством, и лишь 10% находят в себе силы начать нормальную жизнь.

Владимир Георгиевич Жданов, российский общественный деятель: «А водкой, вином и пивом торговать – это Богонеугодное дело, это дьявольское дело. И эти люди понесут эту заслуженную кару. Кстати, то, что мы ходим в магазины и там написано: «Водка русская», «Российская», «Петр I» – это все обман. Почти весь алкогольный рынок у нас захватили западные монополии. Весь табачный рынок захватили западные монополии. Они качают эти деньги, а нам что? А нам болезни, нам проблемы, нам смерти, все, что хочешь. Очень хитро система выстроена. Поэтому, я считаю, люди, которые ходатайствуют, которые продают алкоголь – это страшное занятие. Эти люди понесут страшную кару. И они, и их дети, и их внуки будут отвечать за то, что они творят сейчас на нашей земле».

Анна Юрьевна Кузнецова, уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка: «Ничего не получается хорошего в семьях тех, кто разрушает семьи через продажу алкоголя. Пусть это даже достаток принесет в семью, но это не принесет счастье».

Протоиерей Игорь Бачинин, кандидат педагогических наук, магистр богословия, член Церковно-Общественного совета по защите от алкогольной угрозы, председатель Иоанно-Предтеченского братства «Трезвение»: «И убежден просто-напросто, что те люди, которые торгуют алкоголем – или они не имеют совести, как таковой, или эти люди ее пропили, может быть, свою совесть, или они не имеют вообще понятия о том, что таковая существует. Такому человеку хотелось бы напомнить слова из Священного Писания: «Кто соблазнит одного из малых сих, тому лучше было бы, чтобы в день Страшного суда, повесили ему на шею мельничный жернов, и утопили его в пучине морской». Для всех очевидно, что никто на земле долго не живет. И рано или поздно мы предстанем пред Богом, и будем отвечать за свою жизнь».

Игуменья Алексия, настоятельница Введенского Владычного женского монастыря: «Продажа алкоголя – это продажа яда. В обществе редко об этом думают, но если яд продавать нельзя, алкоголь – это тот же яд. Тем не менее, он легально продается в обществе, и, к сожалению, об этом никто не задумывается».

Владимир Георгиевич Жданов, российский общественный деятель: «А вот то, что алкоголь священники и священнослужители благословляют, водку, вино, освящают эти магазины винные, освящают пивные заводы – это грех страшный. Они освящают то, что приведет людей к гибели, в конце концов, к душевной гибели людей приведет. Это преступление».

Суть проблемы в том, что алкоголь не воспринимается обществом как серьезное зло. Сколько людей ещё должно погибнуть? Сколько семей распасться? Сколько ещё детей должно попасть в детские дома, чтобы мы задумались, какую опасность несет в себе алкоголь.

Епископ Глазовский и Игринский Виктор: «Часто приходят и задают вопрос: «Владыка, а как оградить от этого пагубного влияния детей?» Я считаю, только личным примером. В свое время мне запомнились такие строки: «Ребенок учится тому, что видит у себя в дому. Родители – пример ему».

Протоиерей Григорий Григорьев, заслуженный врач РФ, д.м.н., профессор, настоятель храма Иоанна Предтечи, поселок Юкки Ленинградской области: «Дело в том, что дети, обычно, начинают пить, глядя на взрослых. Именно соблазн в том, что дети никогда бы не узнали об алкоголе без взрослых. Вот в этом смысле, соблазн своим примером. То есть, через взрослых дети впервые знакомятся с грехом».

Протоиерей Илья Шугаев, кандидат богословия, настоятель храма Михаила Архангела, г. Талдом Московской области: «Я долгое время был умеренно, мало употребляющим человеком. И в какой-то момент я понял, что я не могу соблазнять своих детей. Своим легким, небольшим употреблением алкоголя я однозначно буду соблазнять своих детей. А уберечь их, выпустив в эту жизнь, где огромное количество соблазнов, и где люди специально, целенаправленно будут учить их пить, я не могу. Мне стало страшно. Именно из этих соображений я в какой-то момент принял обет трезвости. И считаю, что поступил правильно. Действительно, дети живут в трезвости, надеюсь, мне удалось передать этот дух им».

Священномученик Владимир (Богоявленский): «…Но, возлагая надежду на Спасителя, мы не должны оставаться бесчувственными здесь и сами, как это, к сожалению, делают многие из нас, не считая это своим долгом. Странное это явление в нашем христианском обществе. Когда кто-либо падает в воду – мы его спасаем, когда заболевает – мы приглашаем доктора. Но когда погибает в пучине порока не тело только, но и бессмертная душа человеческая, мы равнодушно смотрим и, подобно Каину, говорим: «Какое мне тут дело. Разве я сторож брату своему?»

Протоиерей Григорий Григорьев, заслуженный врач РФ, д.м.н., профессор, настоятель храма Иоанна Предтечи, поселок Юкки Ленинградской области: «Истинный православный христианин – это не только тот, кто совершает закон и правила, потому что ортодоксальный православный – выполняющий закон, а христианин – имеющий дух любви. Вот надо, чтобы был и закон, и дух любви. И вот если есть закон и дух любви – это есть истинный христианин, он не может остаться в стороне, он не может быть равнодушным. Он будет подавать пример всегда и везде».

Игуменья Алексия, настоятельница Введенского Владычного женского монастыря: «Я обычно говорю, что лучшая проповедь христианства – это личная благочестивая жизнь. Если человек видит, что рядом с ним, даже малопьющий человек, и он не задумывается, что он своей рюмкой соблазняет других, то это приносит вред духовный и тому, кого он соблазнил, и самому этому человеку. И часто такой вред наносится не по злому умыслу, а просто по тому, что человек не думает о том, что он может кого-то соблазнить, может кому-то навредить».

Епископ Глазовский и Игринский Виктор: «Закон Божий, ведь он вложен в сердце каждого человека. И вот слова апостола, что: «Если брат мой притыкается, изнемогает, век не буду есть мяса и пить вина», для них, для многих, стало основанием принятия их личного обета трезвости. Для того, чтобы помочь не только себе, но и страждущему ближнему своему».

Протоиерей Илья Шугаев, кандидат богословия, настоятель храма Михаила Архангела, г. Талдом Московской области: «Сейчас людей, которые могут соблазниться и преткнуться, видя верующего человека, употребляющего вино – их огромное количество. Сейчас воздержание от вина нужно по вот таким педагогическим соображениям. Я своим не опьяняющим употреблением соблазню многих, кто будет спиваться, и считать, что это норма и хорошо».

Священномученик Андроник (Никольский), епископ Пермский: «…Итак, трезвость пусть будет священной и обязательной для всех служащих алтарю Господню. … Прежде всего, всякий будет сам благим примером трезвости… Горе нам – пастырям, если соблазняем на вино наших верных. Тут дело даже не в пьянстве, а только в том, что «и батюшка пьет», если он даже только одну рюмку выпьет. Нужно считаться с народной психологией и с народной слабостью, ищущей себе всякого оправдания. А, кроме того, кто поручится, что выпивающий только по рюмочке не будет и горько пить и не сделается пьяницей? Ведь никто не родился пьяницей, а пьяницами делались, начиная только с «умеренного и разумного» выпивания».
Протоиерей Григорий Григорьев, заслуженный врач РФ, д.м.н., профессор, настоятель храма Иоанна Предтечи, поселок Юкки Ленинградской области: «Если священник будет пить в меру, то какие-то прихожане тоже будут пить в меру. А те, которые в меру пить не могут, будут пробовать пить в меру, и буду все время запивать, глядя на него. И он для них будет искушением. Вот чтобы не искушать малых сих – подать пример полной трезвости».

Протоиерей Игорь Бачинин, кандидат педагогических наук, магистр богословия, член Церковно-Общественного совета по защите от алкогольной угрозы, председатель Иоанно-Предтеченского братства «Трезвение»: «С другой стороны, как об этом говорится в концепции нашей Русской Православной Церкви по утверждению трезвости, принятой в 2014 году, что каждый христианин обязан быть примером трезвого образа жизни. И я думаю, что для нас сейчас есть этот документ, принятый священноначалием нашей Церкви, и нам необходимо в первую очередь ориентироваться на него. Что мы должны быть примером трезвой жизни».

Протоиерей Илья Шугаев, кандидат богословия, настоятель храма Михаила Архангела, г. Талдом Московской области: «И моя задача, например, как православного священника, возродить древнюю православную традицию чистоты. В том числе, неотъемлемой частью православной культуры была культура трезвости».

Мало кто знает, что в конце 19 – начале 20 века в России развернулось мощное трезвенническое движение, в котором участвовали тысячи людей по всей стране, которое было активно поддержано церковью. Было организовано около двух тысяч обществ трезвости, которые насчитывали более полумиллиона членов.

Протоиерей Игорь Бачинин, кандидат педагогических наук, магистр богословия, член Церковно-Общественного совета по защите от алкогольной угрозы, председатель Иоанно-Предтеченского братства «Трезвение»: «Я являюсь председателем нашего Иоанна-Предтеченского братства «Трезвение», которое в настоящее время объединяет около 300 обществ трезвости, находящихся в 109 епархиях Русской Православной Церкви. И те люди, которые приняли для себя решение, что они будут жить трезво, они понимают, что претыкается наше Отечество. И они просто-напросто приняли для себя такой подвиг, такой труд, что они решили стать примером трезвой жизни».

Протоиерей Илья Шугаев, кандидат богословия, настоятель храма Михаила Архангела, г. Талдом Московской области: «Я могу свидетельствовать, что люди, которые состоят в приходском братстве трезвости – это люди абсолютно неравнодушные, глубоко переживающие за все, что происходит вокруг. Поэтому, я думаю, что сейчас трезвенное движение – это одно из деятельных проявлений любви к окружающим людям».

Протоиерей Игорь Бачинин, кандидат педагогических наук, магистр богословия, член Церковно-Общественного совета по защите от алкогольной угрозы, председатель Иоанно-Предтеченского братства «Трезвение»: «Мной написана книга, она так и называется «Как организовать общество трезвости на приходе». В этой книжке пошагово расписано, как создавать общество трезвости. Какими делами общество трезвости могло бы заниматься. И поэтому я считаю, что трезвость, в первую очередь – это наша христианская, нравственная добродетель. Это есть необходимое условие для нашего спасения».

Епископ Глазовский и Игринский Виктор: «Вот в нашем Храме есть одна семья, там муж погиб в командировке, будучи нетрезвым. Сын пошел по этой кривой дорожке. И мать, безусловно, переживая за него, приходила, молилась. И в какой-то момент ее молитвы достигли сердца, души ее сына. Он пришел, также начал ходить в Братство трезвости, стал молиться, принял обет трезвости. У него разрушалась семья на тот момент. На сегодняшний день там растет двое сыновей. А мама этого молодого человека постоянно подходит со словами благодарности. И надо сказать, что это не единичный случай».

Протоиерей Игорь Бачинин, кандидат педагогических наук, магистр богословия, член Церковно-Общественного совета по защите от алкогольной угрозы, председатель Иоанно-Предтеченского братства «Трезвение»: «И в настоящее время эта трезвая жизнь является той спасительной соломинкой, той помощью, которая необходима нашему народу, чтобы понять и сознать себя, и вообще, сохраниться как народу, как нации, сохранить свою государственность, свое самосознание, сохранить своих детей, свое будущее, сохраниться как народу как таковому».

Анна Юрьевна Кузнецова, уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка: «Слабая нация, она очень управляема. Нация, которая имеет пороки, она слаба и контролируема. Тот, который поддается и не имеет силы воли, чтобы справиться с недугом, справиться с соблазном, он поддастся и на любую провокацию. Поэтому здесь, я думаю, что начиная с побед над самим собой, мы выйдем к другой победе, которую так давно хотят в нашей стране, которой достойна наша Россия».

Священномученик Владимир (Богоявленский): «Если, таким образом, я знаю, что весь народ, среди которого живу я, тяжело страдает от какого-нибудь бедствия, то эта любовь обязывает меня сделать все, что только я могу предпринять к устранению бедствия, а, прежде всего, употребить то средство, которое может быть наиболее действенным. А самое действительное средство против алкоголя, как в отношении общественного оздоровления, так и уврачевания отдельных его жертв, есть совершенное отречение от употребления спиртного».

Источник: Общероссийская общественная организация "Общее дело"

15 февраля 2017 г.

Просмотров: 524