РОЖДЕСТВЕНСКИЙ ПОСТ — ПУТЬ К ВИФЛЕЕМСКИМ ЯСЛЯМ

Категория: Просвещение

  

Рождественский пост — время особого духовного напряжения, время
покаянной подготовки к величайшему по значимости празднику Рождества Христова, выше которого стоит только Праздник праздников — Светлое Христово Воскресение, Пасха.

Сравнение праздников наводит на мысль об образе сравнения подготовительных периодов — постов Рождественского и Великого. В этом сравнении наблюдаем сходства и различия. Последние как бы налицо: очевидна меньшая строгость Рождественского поста, за исключением его последних дней — Предпразднества; в нем отсутствуют те особенности богослужений поста Великого, которые создают особый дух святой Четыредесятницы (имеем в виду рядовые службы с поклонами, литургию
Преждеосвященных Даров, Великий канон преподобного Андрея Критского, чтение Ветхого Завета в будни и т.д.). Интереснее, думается, остановиться на сходствах.

Заметим, во-первых, что Великий пост продолжается 48 дней в два этапа: Четыредесятница и 8 Страстных дней начиная с Лазаревой субботы. Рождественский пост включает 40 дней (35 + 5 дней предпразднства). Таким образом, при некотором количественном умалении Рождественского поста сохраняется все же общий ритм, особенно если принять во внимание очевидную аналогию богослужений Страстной и Предпразднества Рождества.

Второе сходство является в соответствии меньших праздников, дней памяти особо почитаемых святых. Так, у начала Рождественского поста (именуемого иногда Филипповым) стоит память апостола Филиппа, сказавшего: Пойди и посмотри (на Христа) (Ин. 1, 46), а в сам праздник Рождества мы вспоминаем пастухов и волхвов, то есть тех, кто пришел и увидел Богомладенца — «человеческое Спасение, в яслех пеленами повиваемое».

Затем наступает праздник Введения во храм Божией Матери, в службе которого ясно ощущается дыхание Рождества: звучат ирмосы праздничного канона «Христос раждается — славите». И в этом случае угадывается великопостная аналогия: Благовещение — начало (по-славянски «главизна») спасения, Пасха — спасение совершившееся; так и Введение — таинственное начало Рождества (избрание Девы, долженствующей стать Матерью Божией). Далее — в дни памяти апостола Андрея и святителя Николая — в богослужениях звучат Рождественские стихиры, свидетельствующие о приближении праздника (среди них — известное песнопение «Вертепе, благоукрасися»).

Таким образом, за благословением Божией Матери следуют благословения апостольское и святительское на постном пути к вифлеемским яслям. Само именование апостола Первозванным напоминает нам о первом призыве Божием, обращенном и к нам: покаянно повернуть жизненные пути ко Христу. Память же Николы Милостивого открывает для нас и другую важнейшую сторону любого поста: творение милости, конкретные дела любви.

Важно еще отметить последовательность воскресных Евангельских и Апостольских чтений Рождественского поста и кануна его, порядок которых после 25-й недели по Пятидесятнице практически неизменен. Последовательность эта такова: притча о милосердном самарянине, притча о безумном богаче, исцеление скорченной женщины, исцеление десяти прокаженных и благодарность одного из
них, затем — притча о званных на пир и родословная Господа. Эти чтения по преимуществу не увязаны с конкретным сроком, отделяющим нас от праздника, но как и накануне Великого поста, тема каждого чтения вытекает из предыдущего, хотя наблюдаемая взаимосвязь и не столь очевидна. Однако вслушаемся.

В Евангелии о милосердном самарянине ставится вопрос: «Кто мой ближний?» — и следует ответ: оказавший милость. Святоотеческая традиция в образе милосердного самарянина видит Христа, то есть именно Господь нам ближе всех, Он — Цель и Смысл нашего пути постного, Он Сам — Путь.

Но нам следует осознать, как далеки мы по грехам своим от путей Божиих, и этому посвящена тема следующего чтения — о безумном богаче. Мы призываемся увидеть в человеке, прикованном к земным заботам, богатеющем не в Бога, самих себя — и покаянием ответить на евангельское обличение.

Если это произойдет, мы узнаем об исцелении хотя и пригнувшихся к земле, но ко Христу идущих — в лице выпрямленной чудом Господним некогда скорченной женщины (следующее воскресное чтение),

И единственный возможный для нас ответ предлагает нам неделю спустя чтение евангельского рассказа о благодарности исцеленного от проказы (тоже, кстати сказать, самарянина — по образу Милосердного, то есть похожего на Христа).

«Научившийся благодарить достоин вечной жизни», — сказал в последней своей проповеди отец Александр Шмеман. И вот услышавшие о благодарности через неделю слушают притчу о званных на пир Царства, в котором все во Христе и все — Христос. И о Его вочеловечении мы слышим в последнее воскресенье перед праздником, к которому готовит нас Рождественский пост.

Просмотров: 102